ГАРАНТОВАНА ЯКІСТЬ ЖИТТЯ

(044) 502-22-62
(многоканальный)

info@forpost.ua

Согласительный документ WAO-ARIA-GA2LEN по молекулярной аллергодиагностике

Джорджио Уолтер Каноника1

Email: canonica@unige.it

Игнасио Дж. Ансотегуи2

Email: iansotegui.bil@quiron.es 

Руби Пауанкар3

Email: pawankar.ruby@gmail.com 

Питер Шмид-Грендельмайер4

Email: peter.schmid@usz.ch 

Марианна ван Хаге5

Email: Marianne.van.Hage@ki.se 

Карлос Э Баэна-Каньяни6

Email: cebaenac@fundacionlibra.org 

Джованни Мелиоли7

Email: giovannimelioli@gmail.com 

Карлос Нунс8

Email: cnalvor@hotmail.com 

Джованни Пассалакуа9

Email: passalacqua@unige.it 

Лэнни Розенвассер10

Email: lrosenwasser@cmh.edu 

Хью Сэмпсон11

Email: hugh.sampson@mssm.edu 

Джоакин Састре12

Email: jsastre@fjd.es 

Жан Бускет13

Email: jean.bosuquet@orange.fr 

Торстен Зубербир14

Email: torsten.zuberbier@charite.de 

Катрина Аллен15

Email: Katie.allen@rch.org.au 

Рикардо Асеро16

Email: r.asero@libero.it 

Барбара Боле17

Email: barbara.bohle@meduniwien.ac.at 

Линда Кокс18

Email: lindaswolfcox@msn.com 

Фредерик де Блай19

Email: frederic.deblay@chru-strasbourg.fr 

Мотохиро Эбисава20

Email: m-ebisawa@sagamihara-hosp.gr.jp 

Рене Максимилиано-Гомес21

Email: gomezmaximiliano@hotmail.com 

Сандра Гонсалес-Диаз22

Email: sgonzalezdiaz@yahoo.com

Тари Хаахтела23

Email: tari.haahtela@hus.fi 

Стивен Холгейт24

Email: syh@soton.ac.uk 

Тило Якоб25

Email: thilo.jakob@uniklinik-freiburg.de 

Марк Ларче26

Email: larche@mcmaster.ca 

Паоло Мария Матрикарди27

Email: paolo.matricardi@charite.de 

Джон Оппенхаймер28

Email: Nallopp@optonline.net 

Ларс К. Поулсен29

Email: lkpallgy@mail.dk 

Харальд Э. Ренц30

Email: renzh@med.uni-marburg.de 

Нельсон Розарио31

Email: nelson.rosario@onda.com.br 

Марк Розенберг32

Email: Rothenberg@cchmc.org 

Марио Санчес-Боргес33

Email: sanchezbmario@gmail.com 

Энрико Скала34

Email: enrico_scala@fastwebnet.it

Рудольф Валента35

Email: rudolf.valenta@meduniwien.ac.at 

Оперативная группа WAO-ARIA-GA2LEN

  1. Аллергия и респираторные заболевания, DIMI, Отделение внутренней медицины, Университет Ге-нуи, Ларго Розанна Бенци, Генуя, Италия.
  2. Отделение аллергии и иммунологии, больница Quiron Bizkaia, Carretera Leioa-Inbe, Эрандио (Биль¬бао), Испания.
  3. Отделение педиатрии, Отдел аллергии, Меди¬цинская школа Ниппон, Токио, Япония.
  4. Отделение дерматологии, отдел аллергий, Университетская больница Цюриха, Цюрих, Швей¬цария.
  5. Институт медицины и клинической иммуно¬логии, Каролинский университет SJH Solna, Сток¬гольм, Швеция.
  6. Исследовательский центр респираторной медицины, Католический университет, Кордоба, Аргентина.
  7. Отделение экспериментальной медицины, Институт Giannina Gaslini, Генуя, Италия.
  8. Центр аллергий Алгарве, Алгарве, Португалия
  9. Университет Генуи, Генуя, Италия.
  10. Университет Миссури — Школа медицины Канзас-Сити, больница Children’s Mercy, Канзас, штат Канзас, США.
  11. Отделение педиатрии, отдел аллергологии и иммунологии, Школа медицины Икан, Маунт Си¬най, Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, США.
  12. Отделение медицины, фонд Jimenez Diaz, Уни-верситет Мадрида, Avenida Reyes Catolicos, Мадрид, Испания.
  13. Service Maladies Respiratoires, Hôpital Arnaud de Villeneuve, Av. Doyen, Gaston Giraud, Монтепелье, Франция.
  14. Клиника дерматологии и аллергологии, Шари-те — Медицинский университет Берлина, Шарите- плац, Берлин, Германия.
  15. Отделение аллергий и иммунологии, Исследо-вательский институт Мардока по детским заболева-ниям, Королевская детская больница, Флемингтон Роад, Мельбурн, Австралия.
  16. Отделение аллергологии, клиника Сан-Карло, Милан, Италия.
  17. Отделение патофизиологии и аллергических исследований им. Кристиана Допплера, Лаборато¬рия иммуномодуляции, Медицинский университет Вены, Вена, Австрия.
  18. Центр аллергии и астмы, Отделение медицины, Юго-Восточный университет Нова, Дэйви, штат Флорида, США.
  19. Отделение заболеваний грудной клетки, Уни-верситетская больница Страсбурга, Федерация трансляционной медицины Страсбурга, Универси¬тет Страсбурга, Страсбург, Франция.
  20. Отделение педиатрии, Клинический иссле-довательский центр аллергии и ревматологии, национальный госпиталь Сагамихара, Сагамихара, Япония.
  21. Отделение аллергий и астмы, госпиталь Сан- Бернардо, Piedrabuena, Barrio Gran Bourg, Сальта, Аргентина.
  22. Centro de Especialidades Medicas, Hospital Universitario, Монтеррей, Мексика.
  23. Университетская больница, Университет Хель-синки, Хельсинки, Финляндия.
  24. Отделение клинических и экспериментальных исследований, Медицинский факультет, Главная больница Саусгемптона, Тремона-Роуд, Саусгем- птон, Великобритания.
  25. Отделение дерматологии, Группа исследований и клиники аллергий, Медицинский центр универ¬ситета Фрайбурга, Фрайбург, Германия.
  26. Отделение медицины, отдел клинической им-мунологии и аллергологии, Университет Мак-Ма¬стера, Мейн-стрит-Вест, Гамильтон, штат Онтарио, Канада.
  27. Отделение детской пневмологии и иммуноло-гии, Медицинский университет Шарите, Берлин, Германия.
  28. Ассоциация аллергии и легочных заболеваний, Медицинская школа Нью-Джерси, Дэнвилль, штат Нью-Джерси, США.
  29. Аллергоклиника, больница университета Ко-пенгагена, Джентофте, Дания.
  30. Институт Лабораторной медицины и патоло-гии, Университетская клиника GI & MR GmbH, Стандорт Марбург, Балдингерштрассе, Марбург, Германия.
  31. Федеральный университет Параны, Куритаба, Парана, Бразилия.
  32. Отделение аллергологии и иммунологии, ме-дицинский центр детской больницы Цинциннати, Цинциннати, штат Оклахома, США.
  33. Отделение аллергологии и клинической имму-нологии, медицинский центр Centro Medico Docente La Trinidad, клиника El Avila, Каракас, Венесуэла.
  34. Отделение иммунодерматологии, отдел экс-периментальной аллергологии IDI-IRCCS, Рим, Италия.
  35. Отделение патофизиологии, Центр патофизи-ологии, инфектологии и иммунологии, отдел им-мунопатологии, Медицинский университет Вены, Вена, Австрия.

Резюме

Молекулярная аллергодиагностика (МА) — это подход, используемый для картирования аллерген¬ной сенсибилизации пациента на молекулярном уровне, с применением очищенных натуральных или рекомбинантных аллергенных молекул (компо¬нентов аллергенов) вместо экстрактов аллергенов. С момента внедрения в лабораторную диагностику МА постоянно увеличивает свою долю в ежедневной лабораторной практике — на сегодняшний день более 130 аллергенных молекул для аллерген-специ- фического IgE-тестирования in vitro ^slgE) до¬ступны для коммерческих заказов. МА позволяет повысить точность диагноза и прогноза при аллер¬гии и играет важную роль в трех ключевых аспектах аллергодиагностики: 1) дифференциации истинной сенсибилизации и перекрестной реактивности у по- лисенсибилизированных пациентов, что улучшает таким образом выявление причинных аллергенов; 2) оценки, в отдельных случаях, риска развития острых системных реакций вместо слабых и мест¬ных при пищевой аллергии, что уменьшает таким образом необоснованное волнение пациента и не¬обходимость проведения пищевых провокационных тестов, и 3) выявлении пациентов и причинных ал¬лергенов для аллерген-специфической иммунотера¬пии (АСИТ). На рынке доступны разные платформы для молекулярной диагностики аллергий, как для единичных, так и для множественных исследований. Технология чипов с иммобилизированными аллер¬генами на твердой фазе (Immuno-Solid phase Allergen Chip, ISAC) — это самая полноценная платформа, доступная на данном этапе, которая включает в себя технологию биочипов для определения количества аsIgE против более чем ста аллергенных молекул в одном исследовании. С дальнейшим развитием МА будущие работы должны быть сфокусированы на широкомасштабных популяционных исследова¬ниях, включающих прикладные задачи, описание новых аллергенных молекул и расширение их числа, а также помощь в правильной интерпретации теста. Быстрорастущая доказательная база для МА требует от аллергологов максимальной информированности о новых достижениях в этой области. Цель этого консенсусного документа — предоставить практи¬ческое руководство для показаний, определения и интерпретации диагностики МА для аллерголо- гов-клиницистов.

Введение

Итак, роль молекулярной аллергодиагностики (МА) стремительно возрастает среди рутинных лабораторных исследований. В настоящее время доступны более 130 аллергенных молекул для те-стирования аsIgE in vitro.

МА сначала может показаться сложной, однако с обретением все большего опыта в этой области полученная информация становится в основном проще для понимания и дает больше полезных дан¬ных для аллерголога. Это особенно подтверждается в случае пищевой аллергии и при выборе аллер- ген-специфической иммунотерапии.

Тем не менее все тесты на aslgE, включая МА, необходимо оценивать с учетом данных истории бо-лезни пациента, так как сенсибилизация аллергеном не обязательно подразумевает клинический ответ.

Клиницисты и иммунологи, имеющие специ-ализацию по аллергологии, должны следить за но-вейшими и быстро развивающимися технологиями, доступными для МА.

В конце 1960-х открытие иммуноглобулинов (IgE) предоставило специфический биомаркер, который мог использоваться для выявления ал¬лергических заболеваний, вызванных аллергенами окружающей среды (то есть в основном белков). Традиционные тесты на антитела изотипа IgE, такие как кожный прик-тест или аsIgE-тесты in vitro, основаны на использовании «грубых» («сы¬рых») экстрактов из аллергенных и неаллергенных молекул, полученных из источника аллергенов. С помощью ДНК-технологий в конце 1980-х годов аллергенные молекулы были охарактеризованы и клонированы для определения детерминант разнообразных аллергических заболеваний [1—4]. Доступность аллергенных молекул в течение по¬следнего десятилетия открыла двери новой фазе диагностики, называемой молекулярной аллер-годиагностикой (МА), что позволило улучшить контроль аллергических заболеваний [5].

Сегодня многие из наиболее распространенных аллергенных молекул клонированы или очищены, описаны трехмерные структуры этих молекул, и их можно постоянно производить промышленным способом [6]. Из-за растущего количества выявля¬емых аллергенов была предложена систематическая номенклатура аллергенов, одобренная Всемирной организацией здравоохранения и Подкомитетом номенклатуры аллергенов Международного союза иммунологических обществ (WHO/IUIS). Подко¬митет отвечает за разработку и ведение система¬тической номенклатуры аллергенных молекул, а также за обширную базу известных аллергенных белков, доступную на www.allergen.org. Аллергенные молекулы называют, используя латинское название их семейства (род и вид). Например, аллергены, которые начинаются на Phl p, происходят от Phleum pratense (тимофеевка). Для отличия разных аллер¬генов из одних источников к названию добавляют номер (например, Phl p 1, Phl p 2 и т. д.). Номера присваиваются аллергенам в порядке их открытия. Аллергенные молекулы классифицируют по белко¬вым семействам согласно их структуре и биологи¬ческой функции [7]. Много разных молекул имеют общие эпитопы (сайты связывания антител), а одно антитело изотипа IgE может связывать и индуци¬ровать иммунный ответ к аллергенным молекулам с похожими структурами из разных источников аллергенов. Такие перекрестно реактивные ал¬лергены дают ценную информацию относительно сенсибилизации к нескольким разным источникам. С другой стороны, некоторые молекулы являются уникальными маркерами для специфических источ¬ников аллергенов, позволяя определить первичную сенсибилизацию.

МА все больше проникает в рутинные лаборатор-ные исследования и может помочь контролировать развитие аллергии у пациентов. Наглядный пример — пищевая аллергия [8—10]. Информация, к каким аллергенным молекулам сенсибилизирован паци¬ент, может помочь в установлении различий между местными или системными реакциями и постоян¬ными клиническими симптомами. Так, показано, что некоторые аллергены, такие как запасные белки арахиса (например, Ara h 2) и лесных орехов (напри-мер, Cor a 9), ассоциированы с развитием тяжелых реакций, в то время как другие аллергены вызывают сенсибилизацию в основном без клинических реак¬ций. Другой важный аспект, сложно объяснимый с помощью традиционных тестов, — это стабильность аллергена. Аллергены, стабильные к нагреванию и расщеплению (например, Ara h 2 арахиса), с большей вероятностью будут вызывать тяжелые клинические реакции, в то время как лабильные к нагреванию и расщеплению молекулы (например, Ara h 8 арахиса), вероятнее всего, вызовут более слабые, локальные реакции или не вызовут их вовсе. Подобным образом, определение, является ли сен¬сибилизация истинно природной или это результат перекрестной реактивности, помогает оценить ве¬роятность реакций при контакте с разными источ¬никами аллергенов [8]. Молекулярная диагностика может также улучшить отбор как пациентов, так и специфических аллергенов АСИТ респиратор¬ных аллергий (например, на пыльцу трав) [11, 12] и аллергии на яд перепончатокрылых насекомых [13, 14]. Все больше публикаций, число которых быстро растет, посвящено различным аллергенным молекулам или аллергическим заболеваниям. В то же время необходимо выявлять все больше клини¬чески значимых молекул, и этот поиск непрерывно продолжается. Наличие антител изотипа IgE против аллергенных молекул можно определить, используя платформы для единичных (исследование образца на один фактор) или множественных (исследование образца на многие факторы) тестов. Платформа для единичных исследований позволяет врачу выбрать те аллергенные молекулы, которые необходимы для точного диагноза, поставленного исходя из истории болезни пациента. Подход с множествен¬ными исследованиями позволяет охарактеризовать IgE-ответ на широкий спектр заранее отобранных на чипе аллергенов независимо от данных истории болезни. На сегодняшний день доступна только одна платформа для множественных исследований — твердофазные иммунноаллергочипы (immuno- solid phase allergen chip, ISAC), содержащие более 100 аллергенов из около 50 источников аллергенов. Большое количество аллергенов предоставляет исчерпывающую информацию о профиле сенсиби¬лизации пациента [12, 15]. ISAC особенно подходит пациентам с комплексным типом сенсибилизации или симптомами. Технология ISAC — это многообе¬щающий подход для усовершенствованной диагно¬стики, прогноза и отбора пациентов для АСИТ. Хотя это и коммерческий продукт, технология является опорной для многих исследовательских работ.

Подводя итог, необходимо отметить, что при постоянно растущем опыте исследований МА в основном однозначна и предоставляет важную до-полнительную информацию для аллерголога. Тем не менее клиническое значение многих аллергенных молекул требует дальнейших исследований. Из-за скорости получения новых данных в области МА от клиницистов требуется не сбавлять скорость изучения большого количества новой информации. Этот консенсусный документ WAO-ARIA-GA2LEN по молекулярной аллергодиагностике является практическим руководством для показаний, опре-деления и интерпретации данных МА диагностики для клиницистов, специализирующихся в области аллергологии.

Определения и концепции

Источник аллергена

Ткань, частица, пища или организм, вызываю¬щий аллергию (например, перхоть кошки, D. pte- ronyssinus, молоко, Aspergillus fumigatus, пыльца Phleumpratense и т. д.).

Экстракт аллергена

Неочищенная, нефракционированная смесь ал-лергенных и неаллергенных белков, полисахаридов и липидов, полученных путем экстракции из аллергенных источников (например, частицы пыльцы).

Аллергенная молекула (компонент аллергена)

Молекула (например, белок или гликопротеин) из данного источника аллергенов, выявляемая антителами изотипа IgE (далее — аллерген). Аллергены можно выделить из природных источников аллергенов (нативные, очищенные аллергены) или получить с помощью технологии рекомбинантных ДНК (рекомбинантные аллергены).

Стабильность аллергенов

Аллергены, чувствительные к кислому pH вплоть до расщепления до пептидов (в желудке), не могут пройти через желудочный барьер (кроме случаев терапии пациентов антацидными препаратами [16]). Чувствительность к температуре (приготовление пищи или кипячение) указывает на то, что аллерген не может сохранить свои аллергенные свойства после кипячения/приготовления пищи. Пища может поддаваться нагреванию как при промышленном приготовлении продуктов, так и в домашних условиях. Структуру аллергенов, чувствительных к расщеплению протеазами, разрушают ферменты желудочно-кишечного тракта. Следовательно, аллергены, чувствительные к этим факторам, считаются лабильными, а нечувствительные — стабильными.

Больше об аллергенных молекулах

Истинный аллерген вызывает специфическую сенсибилизацию к соответствующему источнику аллергенов. Мажорными (главными) считаются ал-лергены, которые связываются с IgE у 50% и более пациентов с одинаковой аллергией. Иными словами, большинство пациентов (>50%) с одинаковой аллергией сенсибилизированы к рассматриваемому аллергену. Первичный аллерген — это оригинальная сенсибилизирующая молекула (то есть главный «спусковой механизм» в отличие от вторичной сенсибилизации из-за перекрестной реактивности). Как правило, мажорные аллергены также являются истинными и первичными. И последний параметр, который необходимо учитывать, — количество мо-лекулы в источнике аллергена.

Перекрестная реактивность: феномен узнавания, связывания антител изотипа IgE и запуска иммун¬ного ответа к похожим аллергенным молекулам (гомологам), присутствующим у разных видов организмов. Например, антитела изотипа IgE, кото¬рые связываются и реагируют как с Bet v 1 пыльцы березы, так и с Cor a 1 лесного ореха из-за своего структурного сходства (обычно характеризуется более чем 50—70% гомологией последовательно¬стей между первичными структурами белков). Перекрестная IgE-реактивность часто происходит в следующих случаях:

  1. перекрестная реактивность между аллерген¬ными молекулами из близкородственных видов (например, между аллергенами различных видов трав или клещей);
  2. перекрестная реактивность высококон-сервативных белков с похожими функциями из дальнеродственных видов, которые принадлежат к одному белковому семейству (например, члены белкового семейства тропомиозинов, такие как Der p 10 клеща домашней пыли и Pen m 1 черной тигровой креветки).

Диагностика, основанная на компонентах аллергенов (CRD)

Смотрите: Молекулярная аллергодиагностика.

Косенсибилизация

Истинная сенсибилизация к более чем одному источнику аллергенов (например, тимофеевке и березе), которая возникает не из-за перекрестной реактивности.

CCD

Перекрестно реактивная карбогидратная детер-минанта. CCD — это карбогидратные части глико-протеинов. Наиболее полно описанная CCD — это MUXF3 [17].

Эпитоп

Белковый участок, который узнается и связыва¬ется антителами (то есть сайт связывания антител).

Молекулярная аллергодиагностика (МА)

Диагностический подход для определения сенси-билизации аллергеном пациента на молекулярном уровне с использованием очищенного натурального или рекомбинантного аллергена и платформы для единичных или множественных исследований.

Паналлерген

Перекрестно реактивный аллерген, принадлежа¬щий к белковому семейству с высокой консерватив¬ностью структуры между многими дальнеродствен¬ными видами, способный инициировать связывание с антителами изотипа IgE (например, профилины или сывороточные альбумины). Смотрите также определение перекрестной реактивности (б).

Рекомбинантный аллерген

Аллергенная молекула, полученная с помощью технологий клонирования ДНК и очистки белков. Рекомбинантные аллергены можно получить в необходимых количествах и в требуемые сроки без CCD-структур. Экстракты аллергенов нельзя получить с помощью рекомбинантных технологий.

Концентрация / уровни аллерген-специфических IgE

  1. высокий уровень: отражает высокую кон-центрацию asIgE к аллергенному экстракту или молекуле. Как правило, чем выше уровень asIgE, тем выше вероятность клинических реакций. Для некоторых аллергенов существует высокая веро¬ятность индукции тяжелых реакций при низких концентрациях asIgE (например, запасных белков и белков-переносчиков липидов [LTP]), в то время как другие аллергены вызывают какие-либо кли¬нические реакции только в высокой концентрации (например, перекрестно реактивные карбогидрат- ные детерминанты [CCD]);
  2. низкий уровень: отражает низкую концентра¬цию asIgE к аллергенному экстракту или молекуле.

Сенсибилизация по наличию аллерген-специфических IgE

Наличие аллерген-специфических IgE ^IgE) в крови, что может сопровождаться клиническими симптомами или проходить при их отсутствии.

  1. Моносенсибилизация: сенсибилизация к одному источнику аллергенов (Dermatophagoides pteronyssinus) или к близкородственному таксо¬номическому семейству или группе источников аллергенов (то есть клещей).
  2. Поли- или мультисенсибилизация: сенсиби-лизация к трем или более источникам аллергенов (например, клещам, березе и пыльце трав).

Выявление аллерген-специфических IgE на основе экстрактов аллергенов

Платформы для единичных или множественных исследований для определения реактивности sIgE к экстрактам аллергенов in vitro. Термины CAP, ра- диоаллергосорбентный тест (RAST), sIgE и in vitro- тест часто используются как взаимозаменяемые названия этого метода. Однако производительность разных платформ для определения антител отли¬чается между собой, и это необходимо учитывать при представлении и сравнении результатов. Этот подход не позволяет идентифицировать перекрест¬но-реактивные молекулы.

Выявление аллерген-специфических IgE на основе аллергенных молекул Платформы для единичных или множественных исследований для определения реактивности asIgE к аллергенным молекулам in vitro.

Повышение точности и раскрытие тайн перекрестной реактивности

  • Одной из самых важных характеристик МА является свойство разделять истинную сенсибили¬зацию и сенсибилизацию, вызванную перекрестной реактивностью.
  • Эта информация позволяет клиницистам опре-делить, сколько источников аллергенов нужно учи-тывать при постановке диагноза: один, несколько близкородственных или несколько неродственных источников.

У лиц с аллергией могут продуцироваться asIgE к отдельным видам или общие антитела ко многим источникам аллергенов. Таким образом, пациент может иметь истинную сенсибилизацию ко многим неродственным видам из-за иммунологической перекрестной реактивности к структурно похожим аллергенам. Говоря в общем, чем ближе виды друг к другу в таксономическом отношении, тем выше степень структурного и иммунологического сход¬ства между аллергенами.

Однако белки с важными биологическими функ-циями часто высококонсервативны и присутствуют у всех организмов, как родственных, так и нерод-ственных. Белки классифицируют по белковым семействам согласно их биологической функции и структуре [7]. Белки одного семейства имеют общие эпитопы, и одни и те же asIgE могут связываться с похожими структурами аллергенов из разных источ-ников. Эти перекрестно реактивные аллергены предоставляют ценную информацию о потенци¬альной сенсибилизации и клинических реакциях к нескольким различным источникам. Так, антитела изотипа IgE против аллергена пыльцы березы Bet v 1 из семейства патогенез-ассоциированных белков PR-10 или аллергена яблока Mal d 1 перекрест¬но реагируют и вызывают чувствительность и к яблоку, и к березе. Стоит отметить, что некоторые перекрестно реактивные молекулы могут вызывать клинически значимые симптомы, в то время как другие не вызывают подобных симптомов. Несмо¬тря на то что исследования в области молекуляр¬ной аллергологии не до конца проливают свет на механизм, управляющий развитием перекрестной реактивности и возникновением симптомов, ана¬лиз эпитопов ключевых аллергенов может все же помочь в раскрытии этого вопроса [26]. На данном этапе для заказа доступно значительное количество очищенных или рекомбинантных аллергенов. В табл. 2 приведен список аллергенов, доступных для исследований in vitro по состоянию на январь 2013 года.

В то же время специфические аллергены явля¬ются маркерами для соответствующих источни¬ков аллергенов, позволяя определять первичный сенсибилизирующий аллерген. Одно из наиболее важных клинических применений МА — это способ-ность определять причинную молекулу аллергена и отличать специфические молекулы от маркеров перекрестной реактивности. Таким образом, можно вычислить вероятность развития клинических реак¬ций при контакте с разными источниками аллерге¬нов, а в некоторых случаях — определить принцип сенсибилизации к разным аллергенам. Благодаря использованию МА при диагностике пищевых аллергий, связанных с аллергией на пыль¬цу растений, возросла точность диагноза. Примером может служить аллергия на арахис, при которой сен-сибилизация Ara h 2 считается истинным маркером аллергии на арахис и вызывает системные реакции. В то же время Ara h 8 является маркером перекрест¬ной реактивности между пищевыми аллергенами и пыльцой деревьев из семейства Fagales и ассоцииру¬ется в основном со слабыми, оральными реакциями [8, 27]. Поэтому определение IgE-ответа к ряду пи¬щевых аллергенов может снизить необходимость в провокационных пищевых тестах [28—30]. В случае сенсибилизации пыльцой разных видов растений МА позволяет в ряде случаев повысить точность ди¬агноза, проведенного традиционными методами — с помощью кожных тестов. МА может выявить новые клинически значимые сенсибилизации или исклю¬чить неинформативную сенсибилизацию, вызван¬ную симптоматически незначимыми перекрестно реактивными аллергенами [11, 31]. Например, МА позволяет различать пекарскую астму и аллергию на пыльцу или пшеницу [32].

При использовании традиционных кожных прик-тестов некоторые аллергены могут быть слабо представлены в экстрактах из-за биологической вариабельности источников аллергенов. Например, Can f 5, аллерген из простаты самцов собаки, вызы¬вает чувствительность у 38% пациентов с аллергией на собаку [33]. Однако в экстрактах аллергенов для кожных тестов в качестве источника аллергенов обычно используется шерсть собаки. В результате эти кожные тесты стабильно не могут выявить чув-ствительность пациента к Can f 5, вероятно, из-за его низкой концентрации в шерсти собаки [33]. Детекция IgE-ответа на Can f 5 с помощью МА может повысить точность диагностики аллергии на собаку.

При использовании ограниченного набора моле¬кул для диагностики выявить можно только те ал¬лергены, для детекции которых тест был разработан изначально. Иными словами, при использовании положительных кожных прик-тестов или тестов на asIgE к Phleum pratense только Phl p 1 и Phl p5 могут указывать на истинную сенсибилизацию, в то время как Phl p 7 и Phl p 12 позволяют идентифицировать asIgE к поликальцинам и профилинам соответствен¬но. Выявление других молекул, таких как Phl p 2 и Phl p 4, может повысить точность диагностики. Если исследовать ответ на все эти молекулы, можно полу-чить достаточно репрезентативный IgE-профиль для P. pratense. Если же оценивается ответ только на одну или несколько молекул, характеристика IgE-профиля будет менее точной. Таким образом, описательная точность sIgE-профиля будет основана на выборе тестов, назначенных врачом. Несмотря ни на что, необходимо помнить, что любую аллергодиагностику, в том числе и моле-кулярную, необходимо рассматривать исходя из истории болезни пациента, потому что IgE-сен-сибилизация к данному аллергену не обязательно означает клинический ответ. Этот момент особенно важен, так как ответ каждого пациента с аллергией на аллергены из разных источников индивидуален, то есть каждый индивид имеет свой уникальный IgE-профиль на молекулярном уровне [12].

Оценка риска и типа реакции

  • МА стала рутинным методом лабораторной диагностики благодаря более точной оценке риска развития аллергических реакций, особенно в случае пищевых аллергий.
  • Различные продукты питания содержат уни-кальные аллергенные молекулы, устойчивые или чувствительные к нагреванию и расщеплению. Стабильность молекулы и история болезни паци¬ента помогают врачу оценить риск системных или локальных реакций. Лабильные аллергены связаны с локальными реакциями (типично-оральные сим¬птомы), а приготовленная пища обычно нормально переносится, в то время как стабильные аллергены обычно связаны с системными реакциями вдобавок к локальным.
  • MA позволяет снизить необходимость прове-дения провокационных тестов и улучшить реко-мендации для исключения контакта с аллергеном. Оценка риска развития аллергических реакций у пациентов — это одна из потенциальных воз¬можностей МА. Так как профили сенсибилизации пациента могут отличаться в зависимости от прояв¬лений и тяжести болезни, выявление молекул «низ¬кого риска» и «высокого риска» является крайне интересной областью, которая может уменьшить использование потенциально вредных диагности¬ческих процедур, таких как провокационные тесты. Подобная информация также может улучшить ре¬комендации по контролю болезни для пациентов (например, уменьшение контакта с источником аллергенов). Это было показано при использовании МА для диагностики пищевой, респираторной ал¬лергий, аллергии на латекс и яд насекомых [8, 34].

Кроме того, профиль сенсибилизации пациента может влиять на общую симптоматику, в частности, полисенсибилизация к нескольким разным аллер¬генам из одного источника может усилить тяжесть симптомов [27, 35]. В любом случае необходимо отметить, что по-лученную информацию можно применять только для специфических популяций, которые уже были исследованы, так как известно, что профили как пи-щевой, так и ингаляторной сенсибилизации, а также проявления заболеваний отличаются в зависимости от воздействия аллергенов в каждом географическом регионе [36].

Таблица 1. Молекулы высокого и низкого риска из продуктов питания, которые могут вызвать анафилаксию

Источник Высокий риск Низкий риск
Арахис Ara h 1, 2, 3, 9 Ara h 8, профилин, CCD
Лесной орех Cor a В, 9 Профилин, CCD
Грецкий орех Jug r 1, 2, 3 Профилин, CCD
Соя Gly m 5, 6, (4) Профилин, CCD
Фрукты семейства Розоцветые Pru p 3, Mal d 3 Pru p 1, Mal d 1, профилин, CCD
Пшеница Tri a 14, Tri a 19 Профилин, CCD

*Условные обозначения: CCD — перекрестно реактив¬ная карбогидратная детерминанта.

Пищевые аллергены

Как правило, аллергены, устойчивые к нагре¬ванию и расщеплению, обычно вызывают более тяжелые аллергические реакции (например, анафи¬лаксию) по сравнению с лабильными аллергенами, которые являются типичной причиной местных симптомов, таких как оральный аллергический син¬дром (ОАС) (табл. 1). Более того, еще один параметр, который необходимо учитывать, — это количество молекул в пищевом источнике аллергенов. Ниже приведено несколько примеров, как IgE-сенсиби¬лизация к разным аллергенам из пищевых источ¬ников может приводить к развитию клинически уникальных реакций.

Арахис

Для определения профилей сенсибилизации арахисом были проведены обширные исследования профилей пациентов с аллергией на арахис. Анти¬тела изотипа IgE против запасных белков, таких как Ara h 1, 2 и 3, ассоциированы с истинными реакци¬ями на арахис. В отличие от вышеназванных белков сенсибилизация только к Ara h 8 (белок PR-10 и гомолог Bet v 1) — это маркер более слабых или ло¬кальных симптомов [24, 27, 35, 37]. В Южной Европе преобладающим сенсибилизирующим аллергеном является LTP (Ara h 9), который может выступать как маркер тяжести реакций и быть связанным с системными и более тяжелыми реакциями [8]. Для выяснения роли Ara h 9 в других географических регионах необходимы дальнейшие исследования [36]. Пациенты с сенсибилизацией к профилину или CCD только к арахису обычно имеют толь¬ко местные симптомы или же симптомы вообще отсутствуют, а жареный арахис может нормально переноситься.

Соя

Сенсибилизация к Gly m 5 и / или Gly m 6 связана с тяжелыми реакциями у пациентов с аллергией, в то время как Gly m 4 (PR-10) обычно связаны с ОАС [38]. Тем не менее у пациентов с аллергией на пыль¬цу березы сочетание чувствительности к Gly m 4 и употребление больших количеств слабо обрабо¬танной сои в виде, например, соевых напитков, может вызвать сильные реакции [39]. У пациентов с сенсибилизацией только к профилину или CCD сои обычно не возникает никаких реакций или только местные оральные симптомы, а прожаренная/варе¬ная соя может нормально переноситься.

Лесной орех

Сенсибилизация к Cor a 1 (PR-10) ассоциирована с локальными реакциями вроде ОАС, в то время как Cor a 8 (LTP) и запасные белки (например, Cor a 9 и Cor a 14) чаще узнаются IgE антителами пациен¬тов с тяжелыми реакциями [40—42]. У пациентов с сенсибилизацией только к профилину (Cor a 2) или CCD лесного ореха, как правило, не возникает никаких реакций или проявляются только местные оральные симптомы, а жареные лесные орехи нор¬мально переносятся.

Грецкий орех

Тяжелые реакции у пациентов с аллергией на грецкий орех связаны с сенсибилизацией к за¬пасным белкам (Jug r 1, Jug r 2) или LTP (Jug r 3) [43]. До недавнего времени аллергены грецкого ореха не были доступны на рынке из-за отсутствия значительного количества актуальных клинических случаев. У пациентов с сенсибилизацией только к профилину или CCD грецкого ореха обычно наблю¬даются только местные оральные симптомы или же они вообще отсутствуют. Жареные грецкие орехи могут нормально переноситься.

Пшеница

Сенсибилизация к ю-5-глиадину (Tri a 19) — это фактор риска развития немедленных аллергических реакций у детей и системных реакций, вызванных физическими нагрузками, у взрослых [44—46]. LTP пшеницы (Tri a 14) выявляет некоторую степень перекрестной реактивности с LTP из других про¬дуктов, однако необходимо больше информации для исследования его распространенности и клини¬ческого значения. У пациентов с сенсибилизацией только к профилину или CCD пшеницы обычно наблюдаются только местные оральные симптомы или полное их отсутствие. Приготовленная пшеница может нормально переноситься.

Фрукты семейства Розоцветные

Яблоко, персик и другие фрукты с косточкой относятся к семейству Розоцветные (Rosaceae). У па-циентов с аллергией на эти фрукты, особенно чув-ствительных к аллергенам типа белков PR-10 (Mal d 1, Pru p 1) или профилинам (Pru p 4), местные ораль¬ные реакции наблюдаются чаще, так как эти бел¬ковые семейства чувствительны к повышению температуры и расщеплению. С другой стороны, сенсибилизация к LTP (Pru p 3), типичная для средиземноморского региона, ассоциирована с широким спектром клинических проявлений (от бессимптомности до анафилаксии) и обычно счи¬тается маркером риска тяжелых реакций, включая кофактор-зависимую анафилаксию (например, под влиянием физических упражнений, алкоголя или лекарственных препаратов) [25, 47—50].

Яйца

Высокий уровень asIgE к овомукоиду (Gal d 1) считается фактором риска развития постоянной аллергии на яйца, включая реакции на жареные/ вареные яйца. В то же время не выявляемые уров¬ни указывают на переносимость приготовленных яиц [51].

Молоко

Аллерген-специфические IgE к казеину (Bos d 8) и бета-лактоглобулину (Bos d 5) — это маркеры персистентной аллергии на молоко, включая кипяченое, в то время как не выявляемый уровень указывает на переносимость выпечки с добавлением молока [52].

Рыба

Парвальбумины (например, Gad c1 и Cyp c 1) — это мажорные аллергены рыбы, которые обычно стабильны к действию температуры и перевари¬вающих ферментов. Парвальбумины отличаются высокой степенью перекрестной реактивности, при которой пациенты, сенсибилизированные к одному парвальбумину, могут также реагировать на парвальбумины другой рыбы, включая карпа, треску, сельдь, камбалу, скумбрию, тунца, лосося, окуня и угря [53—55].

Ракообразные

Аллергические реакции на ракообразных могут быть вызваны тропомиозином, который выявляет высокую степень перекрестной реактивности с ши-роким спектром организмов, включая клещей [56]. Креветка и прочие ракообразные также содержат другие клинически значимые аллергены, например, саркоплазматический кальций-связывающий белок и аргининкиназы [57].

Аллергия на мясо

Галактоза-а-1,3-галактоза (a-Gal) — это сахар, обнаруживаемый в составе гликопротеинов и гли-колипидов мяса животных и широконосых обезьян, но не человека и других приматов. Аллерген-специ- фические IgE к a-Gal (анти-a-Gal-IgE) могут быть ассоциированы с сильными аллергическими сим-птомами и анафилаксией замедленного типа [58]. a-Gal также присутствует на IgA кошек, который не проявляет высокой аллергенной активности [59], и в желатин-содержащем материале. Считается, что сенсибилизация к a-Gal может вызываться укусами клещей или рядом паразитарных инфекций [60—62]. Клинически a-Gal-сенсибилизированные пациен¬ты могут страдать от поздних реакций немедленного типа к красному мясу (говядине, свинине, мясу козы и оленя) [23].

Химерные антитела к a-Gal также обнаружива¬ются при использовании цетуксимаба (антираково- го препарата), и у пациентов, сенсибилизированных к a-Gal, может развиваться анафилаксия после приема этого препарата. Поэтому необходимо про¬водить исследование на a-Gal перед назначением цетуксимаба [63].

Бычий сывороточный альбумин (например, Bos d 6) — это чувствительный к нагреванию ал¬лерген, который присутствует как в молоке, так и в говядине, что может приводить к развитию пере¬крестных реакций между мясом разных млекопи¬тающих [64].

Ингалируемые аллергены

Перхоть домашних животных

Высокий уровень asIgE против Fel d 1 ассоцииро¬ван с астмой у пациентов с аллергией на кошку [65]. Узнавание более трех аллергенов животного про- исходения — липокалина (Mus m 1, Equ c 1, Fel d 4, Can f 1, 2), калликреина (Can f 5) и серетоглобина (Fel d 1) ассоциировано с тяжелыми формами астмы у шведских детей [66]. Для дальнейших исследова¬ний аллергии на домашних животных необходимо больше информации, так как многие пациенты полисенсибилизированы к нескольким видам животных, а данных истории болезни часто недо¬статочно. Кроме того, перекрестная реактивность между домашними животными, например, собакой, кошкой и лошадью, недостаточно глубоко изучена на молекулярном уровне.

Пыльца

Исследования аллергии на пыльцу сфокусирова¬ны на разделении истинной аллергии и перекрест¬ной реактивности, однако на сегодняшний день мало сведений о специфических маркерах тяжелых реакций. Несмотря на это, некоторая чувствитель¬ность к специфическим аллергенам может считаться маркером более тяжелых симптомов при аллергии на пыльцу. В таких случаях повышается риск систем¬ных реакций во время проведения иммунотерапии, например, при чувствительности к таким маркерам, как Ole e 9 и LTP пыльцы Ole e 7 [67]. Сенсибилизация к профилину часто обнаружи-вается у пациентов с аллергией на пыльцу, и обычно она ассоциирована со слабыми клиническими сим-птомами или с полным их отсутствием. Однако для меньшего числа пациентов профилин может быть фактором риска более тяжелых реакций у лиц с ал-лергией на пыльцу оливкового дерева и пациентов с аллергией на ряд продуктов растительного проис-хождения, в частности, дыню или цитрусовые [8, 25].

Клещи

Хотя для клещей не описано ни одного специ-фического профиля сенсибилизации как фактора риска для заболеваний нижних дыхательных путей или тяжести болезни, более высокое соотношение аsIgE/IgG4 для Der p 2 ассоциировано с астмой [68, 69]. Der p 10 (тропомиозин) — минорный аллерген у пациентов с аллергией на клещей домашней пыли, однако он также может указывать на риск развития аллергических реакций к ракообразным или улит¬кам, которые могут быть тяжелыми [70].

Плесень

При реакциях гиперчувствительности к Aspergillus fumigatus наличие IgE-реактивности к Asp f 2, 4 и 6 может указывать на аллергический бронхолегочный аспергиллез (ABPA) [71], в то время как сенсиби-лизация к Asp f 1 и/или Asp f 3 может свидетель-ствовать об аллергической астме [72]. Подобные связи все равно необходимо подтверждать в других популяциях.

Тараканы

Согласно недавним данным, показано, что сенсибилизация к Per a 2 коррелирует с тяжестью респираторной аллергии у пациентов с аллергией на тараканов [73]. Per a 2 до сих пор недоступен в виде коммерческого теста для диагностики in vitro. Однако можно проводить исследования с гомологом Per a 2 - Bla g 2. У тараканов также имеется перекрест¬но реактивный тропомиозин (Bla g 7), указывающий на риск аллергических реакций к ракообразным или улиткам, которые могут быть тяжелыми [70].

Другие аллергены

Латекс

Сенсибилизация к Hev b 8 (профилину) считается клинически незначимой и не связанной с клини¬ческими реакциями на латекс. Другие аллергены латекса ассоциированы с клиническими реакциями.

Однако к настоящему времени никакой связи между аллергенами и тяжестью реакций обнаружено не было [74, 75]. Перекрестно реактивный аллерген, ответственный за так называемый латексно-фрукто¬вый синдром, точно не определен, хотя полученные данные указывают, что Hev b 5, 6 и 11 играют при этом некоторую роль [8, 76].

Яд перепончатокрылых

Аллергены яда большинства перепончатокрылых содержат CCD, которые отвечают за некоторую часть клинически незначимой перекрестной IgE-реак¬тивности между ядом пчел и ос. С помощью ре¬комбинантных аллергенов яда можно разделить истинную сенсибилизацию ядом и перекрестную реактивность из-за CCD у пациентов с двойным положительным результатом, полученным в тра¬диционных тестах на основе экстракта аллергенов яда [8, 13, 14].

Аллерген-специфическая иммунотерапия

  • Молекулярная аллергодиагностика (МА) является удобным инструментом для разделения истинной сенсибилизации и перекрестных реакций у полисенсибилизированных пациентов в случае, когда традиционных диагностических тестов и дан¬ных истории болезни недостаточно для определения значимых аллергенов для АСИТ.
  • Учитывая, что АСИТ — это дорогостоящее лечение, которое проводится обычно продолжи¬тельное время (в течение 3—5 лет), правильный ди¬агноз, выбор действительно подходящих пациентов и определение аллергенов (первичных сенсибили¬заторов) важны для оптимального и экономичного контроля за состоянием пациента.

АСИТ включает в себя подкожное или подъя¬зычное введение экстракта аллергена, вызывающего клинические симптомы, для появления устойчиво¬сти к аллергену и снижения реактивности, то есть для уменьшения симптомов, вызванных аллергеном [77, 78]. Это достигается с помощью сложных им¬мунных модификаций, включающих гуморальный и клеточный иммунитет [79]. Парадигмой является «специфичность» иммунотерапии аллергеном — это значит, что иммунотерапия изменяет иммунный ответ против аллергена, которым была проведена вакцинация. В итоге для назначения АСИТ необхо¬дим точный этиологический диагноз, при котором аллерген, вызывающий клинические симптомы, должен быть однозначно идентифицирован. В случае некоторых пациентов для определения при¬чинного аллергена достаточно подробной истории болезни и традиционных IgE-тестов на основе экстрактов аллергенов [80]. Такая ситуация спра¬ведлива прежде всего для аллергии на растения с четко определенным периодом цветения, который минимально перекрывается с периодами цветения других растений или другими источниками аллер¬генов.

С другой стороны, сложность диагноза возраста¬ет, когда у пациента наблюдается полисенсибили¬зация, выявляемая традиционными диагностиче¬скими тестами на основе экстрактов аллергенов, а данных истории болезни недостаточно для точного определения природы сенсибилизации. Такая ситу¬ация может наблюдаться у относительно большого количества пациентов [81, 82]. Так, в США в подоб¬ных случаях вакцину для АСИТ готовят, смешивая все аллергены, тесты к которым положительны [83, 84]. Смешивание ряда аллергенов достаточно эффективно в клиническом смысле. Однако иногда из-за побочных эффектов определить причинный аллерген не представляется возможным [85].

Хорошо известно, что во многих случаях множе-ственные положительные результаты, полученные с использованием экстрактов аллергенов (например, кожные прик-тесты и/или in vitro аз^Е), являются таковыми из-за наличия перекрестно реактивных аллергенов в диагностических экстрактах [86, 87]. Некоторые белки (в частности, профилины, пол-кальцины, LTP, PR10, тропомиозины) высококон-сервативны у большого числа видов. Например, при проведении кожных прик-тестов пациент с первич¬ной сенсибилизацией к травам может давать поло-жительный результат в тесте на березу [88]. Такая перекрестная реактивность наблюдается из-за того, что используемый в тесте экстракт березы содержит профилин (скажем, Bet v 2), который во многом похож на профилины трав (например, Phl p 12). Несомненно, использование рекомбинантных или очищенных аллергенов поможет разграни¬чить первичную сенсибилизацию и перекрестную реактивность.

В вышеприведенном примере пациент с asIgE к Phl p 1 и Phl p 5, но не против Bet v 1 действительно сенсибилизирован к пыльце трав. Но если также выявлены asIgE к Phl p 12 (профилину), скорее всего именно профилин будет причиной положительных результатов в кожных прик-тестах с экстрактом березы, который тоже содержит профилин. Таким образом, основываясь на данных идентификации аллергенов, необходимо назначать АСИТ только пыльцой трав. Подобным образом, если пациент сенсибилизирован к традиционному экстракту клещей домашней пыли, но его антитела реагиру¬ют с Der p 10 (тропомиозином), но не с Der p 1, 2/ Der f 1, 2, АСИТ против клещей домашней пыли назначать не следует, так как экстракты содержат в основном Der p 1, 2/Der f 1, 2, а концентрация Der p 10 — низкая или варьируется. Молекулярная диагностика также может способствовать точному отбору пациентов для АСИТ ядом перепончато¬крылых. Сенсибилизация к мажорных аллергенам Api m 1 медоносной пчелы и Ves v 5 и/или Ves v 1 ос может помочь в разделении истинной двойной сенсибилизации к яду пчел и ос и перекрестной реактивности из-за CCD [13].

Более того, большинство коммерческих экс¬трактов аллергенов для АСИТ стандартизованы по мажорным аллергенам, но содержат лишь мини¬мальные или вариабельные количества минорных аллергенов [89, 90]. Таким образом, пациенты с сенсибилизацией только к минорным аллергенам с большой долей вероятности не получат достаточ¬ное количество аллергена для эффективной АСИТ В недавних исследованиях было показано, что у пациентов, проходившие двухлетний курс АСИТ пыльцой трав или березы, результат терапии был более удовлетворительным при сенсибилизации к мажорным аллергенам березы или трав по срав¬нению с пациентами, сенсибилизированными только минорными, перекрестно реактивными аллергенами [91].

У полисенсибилизированных пациентов наибо¬лее значимые аллергены, с которыми назначается АСИТ, более точно определяются с помощью МА. В недавних исследованиях было продемонстрировано, что использование МА корректировало назначение АСИТ по сравнению с использованием кожных прик-тестов более чем у 50% пациентов [11]. Такие данные указывают на то, что для полисенсибилизи- рованных пациентов существует риск назначения некорректной АСИТ.

Теоретически подробное определение молекул, против которых вырабатываются asIgE, может позволить разработать индивидуальную АСИТ, основанную только на аллергенах с точно зафик-сированным IgE-ответом для каждого конкретного пациента. На практике же это не представляется осуществимым. Во-первых, если учитывать все источники аллергенов, то количество возможных комбинаций профилей сенсибилизации огромно [12]. Во-вторых, рекомбинантные вакцины рабо¬тают не лучше традиционных экстрактов аллерге¬нов, о чем говорится в некоторых работах [92, 93]. И, в-третьих, каждый рекомбинантный/очищенный аллерген нужно отдельно тестировать и регистриро¬вать, что несет значительные финансовые затраты для производителей. Таким образом, индивидуальная АСИТ — это до сих пор далекая перспектива [94].

Технология микроматриц

  • Молекулярные платформы для множественных исследований помогают врачу получить основную информацию о профиле сенсибилизации пациента, используя малое количество сыворотки, и опреде¬лить перекрестно реактивные, непредвиденные или потенциально опасные аллергены.
  • На сегодняшний день на рынке представлена только одна платформа для множественных ис-следований — ISAC (Immuno-Solid phase Allergen Chip — аллергочипы на твердой фазе). Не являясь взаимозаменяемыми, результаты, полученные на платформе ISAC, аналогичны данным, которые предоставляют платформы для единичных иссле-дований. Но при низком уровне asIgE ImmunoCAP более чувствительный, чем ISAC, и это надо учиты¬вать при интерпретации результатов ISAC, соотнося их с данными истории болезни пациента.
  • Полисенсибилизированные дети и взрослые, у которых есть подозрение на сенсибилизацию перекрестно реактивными аллергенами, больше подходят для исследований на ISAC, особенно в случае реакции и на пищевые, и на респираторные аллергены.

МА доступна на платформах для единичных ис-следований — ImmunoCAP и HyTech — уже в течение многих лет. В этих платформах используются панели отдельных аллергенов вместе с соответствующим экстрактом аллергенов. В настоящее время МА также может проводиться с помощью технологии множественных исследований для определения количества BsIgE против многих аллергенов в одном исследовании [95]. Этот метод позволяет проводить исследование большого количества аллергенов, ис-пользуя малые объемы сыворотки. Несколько иссле-довательских платформ были описаны в литературе, из которых только одна, технология аллергочипов на твердой фазе, ImmunoCAP Immuno-Solid Phase Allergen Chip (ISAC) (Phadia AB), доступна для за¬каза. Первая, сертифицированная в соответствии со стандартами качества и безопасности Европейского союза (СЕ) версия ISAC была разработана и запуще¬на в производство компанией VBC-Genomics (Вена, Австрия) в 2003 году. Первый чип содержал 23 аллер-гена, и с тех пор чипы постоянно совершенствуются, предлагается все большее число аллергенов. В 2007 г. был представлен чип со 103 аллергенами, а в 2011 г в продажу поступил чип ISAC со 112 аллергенами.

ImmunoCAP ISAC — это компактная платформа для иммунологических исследований, в которой используется микроматрица с иммобилизирован¬ными аллергенами. Для постановки исследования на чипе необходимо минимум 30 мкл сыворотки или плазмы, полученных из капиллярной или ве¬нозной крови. Одно исследование — это покрытая полимером стеклянная пластинка, содержащая четыре микроматрицы для исследования четырех образцов одновременно. Аллергены наносятся в трех повторах и ковалентно иммобилизуются на чипе. Процедура состоит из двух основных после¬довательных этапов: 1) связывания asIgE из образца пациента с иммобилизированными аллергенами и 2) детекции аллерген-связанных asIgE флюорес- центно-меченными анти-IgE антителами. Общее время проведения исследования, включая все этапы промывки и инкубации, занимает менее четырех часов. Флюоресценция измеряется с помощью лазерного сканера, а результаты обрабатываются программным обеспечением для анализа изобра¬жений с микроматриц (Microarray Image Analysis, MIA), которое позволяет проводить автоматическое считывание результатов. Кроме того, доступно дополнительное программное обеспечение ISAC Xplain, предоставляющее основанную на доказа-тельной базе информацию об аллергене, значимом для конкретного пациента. Используя стандартную калибровочную кривую, полученные результаты выводятся в диапазоне от 0,3 до 100 Стандартизи-рованных Единиц ISAC (ISU-E), которые пред¬ставляют собою полуколичественные показатели уровня asIgE. В этом заключается отличие от ко¬личественных результатов ImmunoCAP (кЕд/л), и, следовательно, данные двух методов не являются взаимозаменяемыми, хотя и хорошо коррелируют друг с другом [96]. Более того, необходимо пони¬мать, что в технологии ImmunoCAP IgE-связанные антитела определяются в условиях избытка иммо¬билизированного аллергена, в то время как в ISAC используются малые количества иммобилизиро¬ванного аллергена, что позволяет конкурировать за связывания другим аллерген-специфическим изотипам, отличным от IgE.

В нескольких работах, приведенных в табл. 2, проанализировали воспроизводимость данного иммунологического метода и сравнили чип ISAC с другими методами определения концентрации sIgE [31, 96—101]. В целом результаты ISAC воспроизво¬димы на уровне, согласованном и достаточном для большинства лабораторий. В то же время рекомен-дуется обратить особое внимание на образцы с низ¬ким содержанием asIgE (0,3—1 ISU-E), так как при таком уровне антител наблюдается высокая степень вариабельности. При сравнении ISAC с другими тестами для определения asIgE, например, плат¬формой для единичных исследований ImmunoCAP, согласованность результатов исследований между протестированными аллергенами может варьиро¬вать [31, 75, 96—98, 101, 102]. Результаты сравнения с платформами ImmuLite или HyTech в литературе отсутствуют. Тем не менее в новых версиях ISAC часть проблемных вопросов решена. Из-за высокой степени вариабельности между исследованиями платформы ISAC по сравнению с ImmunoСap, как правило, ISAC не рекомендуется для количествен¬ного мониторинга IgE на протяжении определен¬ного времени в ежедневной клинической практике. Несмотря на то что интерференции с очень высоки¬ми уровнями общего IgE не обнаружено [97], была отмечена возможность интерференции между IgE и другими изотипами, прежде всего IgG (например, при АСИТ) [103].

Использование микроматриц с аллергенами не только подняло на новый уровень диагностику аллергий [15, 97] и оптимизировали назначения АСИТ [11]. В некоторых работах указывается, что микроматрицы могут использоваться для анализа аллергического марша [104], сенсибилизации в доклинических исследованиях и распространен¬ности молекул [105, 106]. Хотя чувствительность по сравнению с 1ттипоСАР во многих случаях до сих пор ниже, ^АС имеет большое клиническое значение из-за способности определять тип сенси¬билизации к известным аллергенам и перекрестно реагирующих групп. Более того, широкая панель аллергенов позволяет идентифицировать непредви¬денные причинные аллергены. В недавней работе по наблюдению за пациентами на протяжении более 30 лет обнаружена сенсибилизация к А1п g 1. Благода¬ря этим результатам вновь посаженная импортная гибридная ольха (Л. spaethii) была определена как наиболее вероятный источник многочисленных слу-чаев необъяснимых симптомов сенной лихорадки, возникавших в период раньше ожидаемого. Этот факт объяснялся более ранним периодом цветения гибридной ольхи по сравнению с источниками ал-лергенов, обычных для данного региона [107].

В табл. 3 приведены преимущества и ограниче¬ния разных методов определения ^Е. Принимая решение, нужно ли использовать технологию ми¬крочипов и в каких случаях, полезно оценить чис¬ло аллергенов, которые нужно будет исследовать. В общих чертах (в зависимости от местных цен и системы страхования), если для точного диагноза необходимо определить 10—12 аллергенов на систе¬ме для единичных исследований, предпочтительнее использовать тесты на микрочипах как для полноты полученной информации, так и по техническим соображениям [15].

Интерпретация результатов 112-аллергенной панели может быть сложной задачей даже для опыт-ного пользователя ^АС. Во-первых, необходимо учитывать клиническую значимость различных аллергенов. Во-вторых, результаты нужно оценивать в соответствии с традиционными диагностическими тестами. Последнее и самое важное — результаты необходимо интерпретировать в соответствии с данными истории болезни пациента. Конечно, несмотря на то, что большая часть молекул пере-крывает спектр положительных традиционных те¬стов, известно, что результаты КАС для некоторых аллергенов, например, кешью, кунжута, полыни и амброзии, могут быть отрицательными, даже если тест на основе экстракта положительный. Очевидно, это может происходить из-за отсутствия причин¬ного аллергена на чипе. Стандартная стратегия, используемая для интерпретации результатов КАС, приведена на рисунке.

Таблица 2. Сравнение разных методов определения аллерген-специфических IgE

Методы Аллергены Основные преимущества Литературные источники
ImmunoCAP и ISAC 50 Клещи домашней пыли, шерсть кошки, пыльца березы, трав и полыни ROC-кривые указывают на одинаково высокую производительность и CAP, и ISAC при определении антител к кош¬ке, березе и пыльце трав. ISAC отличался немного меньшей чувствительностью при детекции антител к клещам домашней пыли и меньшей чувствительностью для пыльцы полыни Wohrl et al. [98]
ImmunoCAP и Прототип ISAC Аллергены березы и трав Сравнимая чувствительность между CAP и ISAC Jahn-Schmid et al. [99]
ImmunoCAP и ISAC 103 Пыльца трав и кипариса Показана сходная диагностическая чув-ствительность и специфичность Cabrera-Freitag et al. [100]
ImmunoCAP и ISAC 103 Множественные аллергены Соответствие 78,65% для положительных результатов. Соответствие 93,57% для отрицательных результатов Gadisseur et al. JACI [97]
Воспроизводимость ISAC 103 гАрі g 1, гВеї V 2, nBos d 4, nGal d 1, nGal d 2, nGal d 3, гИ^ Ь 8, гРЫ р 5, гРЫ р 6 и гРЫ р 7 Перекрестная вариабельность в пределах слайда, между слайдами и между исследо-ваниями. Для rApi g 1, nGal d 3 и rPhl p 6 показана высокая вариабельность в отдельных исследованиях Cabrera-Freitag et al. [100]
ImmunoCAP и ISAC 103 Аллергены латекса Сходная воспроизводимость Ebo et al. [75]
ImmunoCAP, ISAC 103 и ADVIA-CENTAUR Аллергены пыльцы Результаты диагностических методов соответствовали друг другу в 62,5% слу¬чаев. Для ISAC показана недостаточная чувствительность при детекции ответа на Salsola и Plantago; Advia-Centaur не выявлял сенсибилизацию к кипарису. Для концентрации asIgE ко многим пыль¬цевым аллергенам, определяемых ISAC и ADVIA, в большинстве случаев была показана положительная корреляция Lizaso et al. [31]
ImmunoCAP и ISAC 103 103 КАС молекулы Для низких значений ISU (от 0,3 до 1) коэффициент вариабельности в рамках одного исследования был очень высок (>100%); как и ожидалось, для средних (от 1 до <15) и высоких (15 и более) значе¬ний ISU CV находился на уровне 17 и 8% соответственно. Соответствующие значения CV между разными исследовани¬ями составляли >100; 33 и 13,2% соответ¬ственно Melioli et al. [96]
ImmunoCAP и ISAC 103 АІЇ а 1 Идентичная воспроизводительность Twaroch et al. [102]

*Условные обозначения:
HDM — клещ домашней пыли;
ISAC — аллергочип на твердой фазе;
ISU — стандартные едини¬цы ISAC;
ROC — характеристическая кривая соотношения правильного и ложного обнаружения сигналов;
аsIgE — аллер- ген-специфический иммуноглобулин Е.

В заключение следует сказать, что результаты, по-лученные с помощью чипов КАС, хоть и не взаимо-заменяемы, но похожи на результаты, полученные с помощью платформы 1ттипоСАР. Единственным недостатком метода считается чувствительность КАС, которая ниже, чем у 1ттипоСЛР, особенно в случае низкого уровня asIgE. Однако возмож¬ность использовать малое количество сыворотки для получения профиля сенсибилизации пациента, определение перекрестно реагирующих аллергенов и выявление неожиданных и потенциально опас¬ных аллергенов — это неоспоримые преимущества использования КАС в диагностике пациентов с ал-лергическими и похожими на них симптомами (на-пример, с астмой, ринитом, экземой, крапивницей, идиопатической анафилаксией или эозинофильным эзофагитом).

Основные преимущества МА для пациента

  • Молекулярная аллергодиагностика (МА) — наиболее полезный метод для отбора пациентов для АСИТ, определения перекрестной реактивности и тяжести реакции, ассоциированной с различными аллергенами.
  • Полисенсибилизированные пациенты, пациенты с неясными симптомами или типом сенсибилизации или те, у кого нет ответа на лечение, могут быть диагностированы в стандартной лаборатории при доступности в ней МА.
  • Для моносенсибилизированных пациентов с однозначными данными истории болезни и сим-птоматическим профилем выгоды МА по сравнению с традиционными диагностическими тестами не являются очевидными.

МА обладает рядом преимуществ для диагно¬стики пациентов с аллергическими симптома¬ми — астмой, ринитом, экземой, крапивницей, желудочно-кишечными симптомами, оральным ал¬лергическим синдромом или анафилаксией. Опре¬деление истинной сенсибилизации так же важно, как и выявление вторичной сенсибилизации под действием перекрестно реагирующих аллергенов.

MA, основанная на выборе врачом отдельных аллергенов или использовании микроматриц, пред-лагает большой объем информации, относящейся к IgE-профилю сенсибилизированных пациентов. Эта информация служит в основном для трех це¬лей. Во-первых, МА помогает выявлять истинную сенсибилизацию к источнику аллергенов, особенно для назначения АСИТ. Для большинства пациентов с аллергиями МА обязательно проводится для точ¬ного назначения АСИТ [8]. Во-вторых, с помощью МА можно обнаружить сенсибилизацию к опреде¬ленным перекрестно реагирующим аллергенным белкам или белковым семействам, что вносит вклад в определение причинного источника аллергенов и более корректных рекомендаций пациенту с учетом исключения контакта с аллергеном. И в-третьих, МА помогает оценить риск развития реакций, связанных с определенными аллергенами (то есть тип реакции, местная или системная). Например, сенсибилизация к LTP или запасным белкам может вызывать тяжелые системные реакции у пациентов с аллергией, в то время как профилины, CCD и белки PR-10 обычно ассоциированы с незначительными местными реакциями при пищевой аллергии. Паци¬ентов, которые нуждаются в МА, можно разделить на несколько групп. Для большинства пациентов МА является полезным и интересным, но не кри¬тически важным исследованием, в частности, если назначено только симптоматическое лечение. Для моносенсибилизированных пациентов (например, к аллергенам домашних животных или клещей) и пациентов с однозначной историей болезни и сим-птоматическим профилем значительные выгоды от МА по сравнению с традиционными диагностиче¬скими тестами отсутствуют.

Ранее пациенты, сенсибилизированные к одному или двум источникам аллергенов, были наиболее распространенным типом пациента в клиниче¬ской практике. В настоящее время они становятся меньшинством, в основном в развитых странах. Фактически полисенсибилизированные дети и взрослые со сложными симптомами, а также паци¬енты с подозрением на перекрестную реактивность должны обязательно проходить МА. Пациенты с зафиксированной полисенсибилизацией к одному или нескольким респираторным аллергенам, кото¬рые также страдают от пищевой аллергии (от менее тяжелых проявлений вроде ОАС до более тяжелых, включая анафилаксию, астму или экзему), должны проходить МА в обычном режиме. Кроме того, МА может предоставить дополнительную информацию для ранней диагностики аллергий и помочь при мониторинге эволюции аллергических заболеваний, что может быть полезным для заблаговременного выявления и наблюдения за пациентом

Таблица 3. Преимущества и недостатки ISAC, ImmunoCAP и кожных прик-тестов

  Преимущества Недостатки
ISAC
  • 30 мкл сыворотки или плазмы (капиллярная или венозная кровь)
  • Параллельное исследование 112 аллергенов
  • Натуральные и рекомбинантные белки
  • Требуется меньше аллергена (примерно в 100 000 раз, пг вместо мкг) на 1 исследование
  • Отсутствие интерференции даже с очень высокими уровнями общего ^Е
  • Ручной метод
  • Полуколичественный анализ
  • Меньшая чувствительность
  • Большая вариабельность для ряда аллергенов в пределах одного исследования
  • Больший коэффициент вариации
ImmunoCAP
  • Автоматический метод
  • Количественное определение
  • Высокая чувствительность
  • Коэффициент вариации ниже
  • Натуральные, рекомбинантные белки или неочищенные экстракты
  • Подходит для мониторинга сенсибилизации
  • Не включены некоторые источники аллергенов
  • Возможная интерференция между ^Е и другими изотипами, прежде всего IgG 40 мкл сыворотки на аллерген
  • Один аллерген на исследование
  • Обнаружение низкоаффинных антител, имеющих невысокое клиническое значение или незначимых для клиники в принципе
Кожный прик-тест
  • Высокая чувствительность (зависит от экстракта)
  • Моментальный результат
  • Ручной метод
  • Один аллерген на один прик-тест
  • Только неочищенные экстракты
  • Не подходит для мониторинга сенсибилизации

Современные руководства по аллергодиагности¬ке должны обязательно рекомендовать тщательное клиническое обследование как первостепенный подход, вторым шагом после которого является исследование ответа на экстракты аллергенов с помощью определения in vitro asIgE или кожные прик-тесты. МА — это третий этап исследований. Для опытных клиницистов МА может быть вклю¬чена во второй этап исследований.

Неудовлетворенные запросы

  • Несмотря на то что молекулярная аллергоди-агностика в любом случае повышает клиническое значение определения уровня asIgE при аллергии, существует ряд нерешенных задач.
  • Молекулярный анализ типов сенсибилизации к аллергенам может повысить клиническую значи¬мость аллерготестов на основе экстрактов. В не¬которых случаях он также может улучшить отбор и назначение АСИТ. В то же время ряд вопросов, связанных с МА, требует дальнейших исследований:
  1. Для определения категорий пациентов, ко-торым наиболее выгодна МА, необходимы широ-комасштабные многоцентровые популяционные исследования.
  2. Практическую пользу и отбор аллергенов для МА необходимо оценить в широкомасштабных исследованиях, в которые должны быть включены всесторонне охарактеризованные пациенты и здо-ровые, сенсибилизированные лица контрольной группы из разных географических регионов.
  3. Необходима оценка повышения выгод относи-тельно роста расходов на МА в работах по изучению связи цены и пользы. Авторы таких исследований должны сравнить эффективность МА с традицион¬ными in vitro аsIgE-исследованиями или кожными прик-тестами, доступными в настоящее время.
  4. Идентификация и клиническая оценка боль-шинства значимых аллергенов должна в дальнейшем быть исследована для многих источников аллергенов (то есть орехов, плесени, пыльцы деревьев и трав).
  5. Необходима профессиональная подготовка в области МА как в клинике, так и в области научных исследований, с акцентом на развитие новой «мо-лекулярной» эры аллергологии.
  6. Необходимо совершенствовать диагностиче-ские методы, подкрепляющие принятие клиниче¬ского решения, для того чтобы исключить неверное толкование данных, а также повысить уровень осведомленности врачей, поскольку объемная ин-формация, полученная благодаря использованию МА, сложна для анализа, учитывая в особенности то, что уровень доказательности результатов МА быстро возрастает.

В области аллергодиагностики сохраняется необ-ходимость продолжения исследований традицион¬ных методов, основанных на использовании водно¬солевых экстрактов аллергенов. В настоящее время есть одна опубликованная работа, посвященная анализу соотношения стоимости к эффективности по диагностике пищевой аллергии [108]. Так как МА повышает точность диагностики при определенных пищевых аллергиях (например, при аллергии к арахису) и отборе пациентов для АСИТ по срав¬нению с традиционными методами, основанными на использовании экстрактов аллергенов, логично допустить, что экономическая характеристика диагностики должна улучшиться при указанных конкретных ситуациях. Однако, учитывая тот факт, что имеется лишь одна работа по оценке отношения стоимости к эффективности при пищевой аллергии, необходимы дополнительные исследования этого показателя при использовании соответствующих методов аллергологической диагностики.

Необходима также более тщательная оценка характеристики и стандартизации концентрации аллергенов в диагностических и лечебных формах водно-солевых экстрактов.

Оценка результатов ISAC
Негативный Моно-позитивный Мульти-позитивный

Контрольный вопрос

Правильный ли выбран тест?

Примечание:

В целом, если пациент имеет дерматологи-ческие симпто-мы или есть подозрение на пищевую аллергию, аллергочип- исследование может быть показано, но число отрицательных результатов довольно высокое.

Контрольный вопрос

Правильный ли выбран тест?

Примечание:

Моно¬сенсибилизация на молекулярном уровне явление редкое и всегда под вопросом.

Контрольный вопрос

  1. Объясняют ли положительные результаты с компонентами симптомы пациента?
  2. Коррелируют ли результаты с КПТ и aslgE? Если нет, то чему больше соответствует история болезни: результатам с экстрактами или компонентами?
  3. Объясняют ли перекрестно реактивные компоненты множественные положительные КПТ или aslgE? 
  4. Получены неожиданные результаты? Если да, возможен ли более тщательный сбор анамнеза? 
  5. Могутли перекрестные компоненты объяснить комплексные клинические синдромы (например, пыльцевой-пищевой, пыльцевой-пыльцевой, клещи-креветки или кошка-свинина синдром)?
  6. Найдены ли маркеры «низкого риска» (PR-10, профилины, CCD) или «высокого риска» (запасные белки,Tria 1, LTP)? 
  7. Определен один компонент или комбинация, указывающая на повышенный риск системных реакций? 
  8. Все ли, некоторые ли или ни один из компонентов предполагаемого аллергенного источника представлены на чипе? Если ни один или только некоторые: есть ли перекрестно реактивные маркеры, которые могут действовать как репрезентативные маркеры подозреваемых аллергенов (например,Ole el (олива)-также маркер пыльцы ясеня)?

Выводы

  • Международные руководства рекомендуют первый этап диагностики проводить на основе данных истории болезни пациента, а определение уровня IgE в реакциях с экстрактами аллергенов (in vitro аллерген-специфический IgE или кожные прик-тесты) выполнять на втором этапе.
  • Молекулярная аллергодиагностика (MA) считается подходом третьей линии диагностики, использующимся в случае, если исследований первого и второго уровня недостаточно для точно¬го диагноза. Для опытных клиницистов МА может быть включена во второй этап.
  • MA — это новая и сложная процедура, ко¬торая в ближайшем будущем станет стандартным инструментом в арсенале аллерголога. Поэтому для врачей нужны образовательные программы и курсы по МА.

MA была разработана более десяти лет назад. Нынешняя доступность большого количества аллергенов на рынке существенно усовершен¬ствовала диагностический алгоритм, исполь¬зуемый многими аллергологами. В настоящее время международные руководства рекомендуют в качестве первого этапа аллергодиагности¬ки использовать подробные данные истории болезни пациента, а IgE-тесты с экстрактами аллергенов (in vitro определение аллерген-специ- фического IgE или кожный прик-тест) — на вто¬ром этапе диагностики аллергии для определения источника, ответственного за развитие симптомов у пациента. Кожные прик-тесты и in vitro определение аллерген-специфических IgE дают сходную инфор-мацию, а достоинства и недостатки обоих методов зависят от конкретного клинического случая. Для большинства пациентов достаточно первых двух этапов для выявления природы аллергии пациен¬та. МА считается методом третьего этапа, который используется в том случае, когда первые два этапа диагностики недостаточны. Опытные врачи могут использовать МА на втором этапе исследований. Традиционные диагностические тесты считаются достаточными для определения наилучших реко-мендаций для большинства пациентов. Вместе с идентификацией специфических и перекрестно реагирующих аллергенов врачам доступно большое количество новых наборов диагностических и тера-певтических методов, включая возможность выбора сочетания аллергенов для АСИТ. МА относительно дорогая методика по сравнению с традиционными тестами, особенно в случае технологии микрома¬триц. Экономические опасения или ограничение бюджета могут влиять на решение отдельного пациента, вне зависимости от того, идет ли речь о платформе для единичных или множественных исследований. На это решение может повлиять ко¬личество аллергенов, которые нужно исследовать — как с точки зрения объема полученной информации в результате исследования, так и с точки зрения не¬обходимого для теста объема сыворотки (особенно у маленьких детей).

При выборе использования диагностики на основе микроматриц важно учитывать главное преиму¬щество — широкомасштабный анализ IgE-профиля пациента с использованием очень малого объема сыворотки или крови. В то же время недостатком является то, что пациент может подвергаться ри¬ску определения неожиданной сенсибилизации, обнаруженной во время диагностики. Интерпрета¬ция такой сенсибилизации у пациентов без явной клинической симптоматики затруднена или даже невозможна (хотя в некоторых случаях это можно считать преимуществом метода).

Несмотря на то что МА — это сложная область исследований, она предоставляет новую и клини¬чески значимую информацию для аллерголога и скоро станет стандартным инструментом в арсенале врача. Поэтому образовательные программы для врачей-аллергологов в этой области крайне необходимы.

Конфликт интересов

Дж. Уолтер Каноника: консультант, лектор и ис-следователь в следующих коммерческих компаниях: Thermo Fisher, Alk-Abello, Allergopharma, Allergy Therapeutics, Anallergo, Hal, Lofarma, Stallergenes.

Игнасио Анзотегуи: консультант и лектор, сотрудничающий с компаниями: Faes Farma, Bial- Aristegui, Pfizer and Sanofi.

Руби Пауанкар: конфликт интересов отсутствует.

Питер Шмид-Грендельмайер: консультант и лектор ThermoFisher, Phadia, Scientific AG, Siemens, Diagnostics AG, Buhlmann Labs AG.

Марианна ван Хаге: член Клинического совета директоров Biomay, Вена, Австрия, исследователь, сотрудничество с профессором Валентой, Меди-цинский университет Вены.

Карлос Э. Баэна-Каньяни: консультант, лектор или исследователь в следующих коммерческих ком¬паниях: Novartis, Sanofi, Stallergenes, FAES, Lofarma.

Джованни Мелиоли: консультант, лектор или ис-следователь в следующих коммерческих компаниях: Thermo Fisher-Phadia, Милан, Италия, Bruschettini srl, Генуя, Италия, Lallemand Pharma, Lugano (CH).

Карлос Нунс: конфликт интересов отсутствует.

Джованни Пассалакуа: консультант, лектор или исследователь в следующих коммерческих компаниях: Anallergo, Almirall, AstraZeneca, GSK, Lofarma, Menarini, MSD, Phadia, Stallergenes.

Ленни Розенвассер: конфликт интересов отсутствует.

Хью Сэмпсон: Allertein Therapeutics, LLC — консультант, Научный совет директоров Danone — консультант, DBV — консультант на общественных началах, Novartis — консультант на общественных началах, Университет Небраски — совет директоров FAARP — консультант, NIAID — NIH — исследо-вательские гранты, FARE — исследовательские гранты.

Джоакуин Састре: консультант, лектор или ис-следователь в следующих коммерческих компаниях: Novartis, GSK, Stallergenes, ALK, Thermofisher, FAES, Mundipharma, MSD, FAES FARMA, Mundipharma, Roche, Gennetech, GSK, Novartis. Жан Бускет: конфликт интересов отсутствует.

Торстен Зубербир: консультант, лектор или иссле-дователь в следующих коммерческих компаниях: Ansell, Bayer Schering, DST, FAES, Fujisawa, HAL, Henkel, Kryolan, Leti, Merck, MSD, Novartis, Procter and Gamble, Sanofi-Aventis, Schering Plough, Stallergenes, UCB.

Катрина Аллен: консультант, лектор или исследователь в следующих коммерческих компаниях: Abbott, Danone, Pfizer.

Рикардо Асеро: консультант, лектор или исследователь в следующих коммерческих компаниях: Phadia/Thermo-Fisher Allergopharma Lofarma SpA ALK-Abello Malesci Mediolanum Allergy Therapeutics.

Барбара Боле: консультант, лектор или исследователь в следующих коммерческих компаниях: Biomay AG, Vienna, Austria Bencard Allergie GmbH, Вена, Австрия. Линда Кокс: конфликт интересов отсутствует.

Фредерик де Блей: конфликт интересов отсутствует.

Мотохиро Эбисава: конфликт интересов отсутствует.

Рене Максимиллиано Гомес: конфликт интересов отсутствует.

Сандра Гонсалес-Диас: консультант, лектор или исследователь в следующих коммерческих компа¬ниях: GSK, MSD, Pfizer, Novartis, Allmiral. Тари Хаахтела: конфликт интересов отсутствует. Стивен Холгейт: консультант, лектор или иссле-дователь в следующих коммерческих компаниях: Synairgen, Novartis, MSD, Stallergenes, Crescendo Biologics, Sterna, Amgen, BI.

Тило Якоб: консультант Thermo Fisher Scientific.

Марк Ларче: консультант Circassia Ltd., акционер Adiga Life Sciences, консультант Adiga.

Life Sciences, исследовательские контракты с Sanofi США: консультант, Air Canada: консультант.

Паоло Мария Матрикарди: консультант, лектор или исследователь в следующих коммерческих ком-паниях: Allergopharma, ALK, ThermoFisher Scientific.

Джон Оппенхаймер: консультант: GSK, AZ, Sunorium, Myelin Research: GSK, Novartis, BI, Meddimune, Председатель совета директоров: ABAI, помощник редактора: Annals of Allergy Asthma and Immunology.

Ларс К. Поулсен: докладчик на симпозиуме Thermo Fischer Scientific Symposia. Спонсорами ча¬сти исследований в области диагностики выступали Siemens и Thermo Fischer Scientific.

Нельсон Розарио: консультант, лектор или ис-следователь следующих коммерческих компаний: Danone, MSD, Novartis, Aché, Sanofi, Takeda, Nestlé.

Марк Розенберг: конфликт интересов отсутствует.

Марио Санчес-Боргес: консультант Novartis, Sanofi Aventis.

Энрико Скала: конфликт интересов отсутствует.

Рудольф Валента: консультант Phadia/Ther¬mofisher,

Упсала, Швеция, и BIOMAY AG, Вена, Австрия.

ЛИТЕРАТУРНЫЕ ИСТОЧНИКИ

  1. Valenta R., Duchene M., Vrtala S., Birkner T., Ebner C., Hirschwehr R., Breitenbach M., Rumpold H., Scheiner O., Kraft D. Recombinant allergens for immunoblot diagnosis of tree-pollen allergy. J. Allergy Clin. Immunol. 1991, v. 88, p. 889-894. 
  2. Valenta R., Vrtala S., Ebner C., Kraft D., Scheiner O. Diag-nosis of grass pollen allergy with recombinant timothy grass (Phleum pratense) pollen allergens. Int. Arch. Allergy Immu-nol. 1992, v. 97, p. 287-294. 
  3. Valenta R., Kraft D. Recombinant allergen molecules: tools to study effector cell activation. Immunol. Rev. 2001, v. 179, p. 119-127.
  4. Thomas WR., Stewart G.A., Simpson R.J., Chua K.Y., Ploz- za T.M., Dilworth R.J., Nisbet A., Turner K.J. Cloning and expression of DNA coding for the major house dust mite allergen Der p 1 in Escherichia coli. Int. Arch. Allergy Appl. Immunol. 1988, v. 85, p. 127-129.
  5. Valenta R., Lidholm J., Niederberger V., Hayek B., Kraft D., Gronlund H. The recombinant allergen-based concept of component-resolved diagnostics and immunotherapy (CRD and CRIT). Clin. Exp. Allergy. 1999, v. 29, p. 896-904. 
  6. Valenta R., Ferreira F., Focke-Tejkl M., Linhart B., Nieder-berger V., Swoboda I., Vrtala S. From allergen genes to allergy vaccines. Annu. Rev. Immunol. 2010, v. 28, p. 211-241. 
  7. Radauer C., Bublin M., Wagner S., Mari A., Breiteneder H.Al- lergens are distributed into few protein families and possess a restricted number of biochemical functions. J. Allergy Clin. Immunol. 2008, v. 121, p. 847-852. e847. 
  8. Sastre J. Molecular diagnosis in allergy. Clin. Exp. Allergy. 2010, v. 40, p. 1442-1460. 
  9. Borres M.P, Ebisawa M., Eigenmann PA. Use of allergen components begins a new era in pediatric allergology. Pediatr. Allergy Immunol. 2011, v. 22, p. 454-461.
  10. Shreffler WG. Microarrayed recombinant allergens for diagnos¬tic testing. J. Allergy Clin. Immunol. 2011, v. 127, p. 843-849. 
  11. Sastre J., Landivar M.E., Ruiz-Garcia M., Andregnette-Ro- signo M.V., Mahillo I. How molecular diagnosis can change allergen-specific immunotherapy prescription in a complex pollen area. Allergy. 2012, v. 67, p. 709-711.
  12. Tripodi S., Frediani T, Lucarelli S., Macri F., Pingitore G., Di Rienzo Businco A., Dondi A., Pansa P., Ragusa G., Asero R. et al. Molecular profiles of IgE to Phleum pratense in children with grass pollen allergy: Implications for specific immunotherapy. J. Allergy Clin. Immunol. 2012, v. 129, p. 834-839. e838.
  13. Muller U., Schmid-Grendelmeier P, Hausmann O., HelblingA. IgE to recombinant allergens Api m 1, Ves v 1, and Ves v 5 distinguish double sensitization from crossreaction in venom allergy. Allergy. 2012, v. 67, p. 1069-1073.
  14. Mittermann I., Zidarn M., Silar M., Markovic-Housley Z., Aberer W, Korosec P., Kosnik M., Valenta R. Recombinant allergen-based IgE testing to distinguish bee and wasp allergy. J. Allergy Clin. Immunol. 2010, v. 125, p. 1300-1307. 
  15. Melioli G., Compalati E., Bonini S., Canonica G.W The add¬ed value of allergen microarray technique to the management of poly-sensitized allergic patients. Curr. Opin. Allergy Clin. Immunol. 2012, v. 12, p. 434-439.
  16. Pali-Scholl I., Jensen-Jarolim E. Anti-acid medication as a risk factor for food allergy. Allergy. 2011, v. 66, p. 469-477. 
  17. Mertens M., Brehler R. Suitability of different glycoproteins and test systems for detecting cross-reactive carbohydrate de-terminant-specific IgE in hymenoptera venomallergic patients. Int. Arch. Allergy Immunol. 2011, v. 156, p. 43-50.
  18. Ruiz-Garcia M., Garcia del Potro M., Fernandez-Nieto M., Barber D., Jimeno-Nogales L., Sastre J. Profilin: A relevant aeroallergen? J. Allergy Clin. Immunol. 2011, v. 128, p. 416-418.
  19. Ayuso R., Sanchez-Garcia S., Lin J., Fu Z., Ibanez M.D., Carril¬lo T., Blanco C., Goldis M., Bardina L., Sastre J., Sampson HA. Greater epitope recognition of shrimp allergens by children than by adults suggests that shrimp sensitization decreases with age. J. Allergy Clin. Immunol. 2010, v. 125, p. 1286-1293. 
  20. Palacin A., Tordesillas L., Gamboa P, Sanchez-Monge R., Cuesta-Herranz J., Sanz M.L., Barber D., Salcedo G., Diaz-Perales A. Characterization of peach thaumatin-like proteins and their identification as major peach allergens. Clin. Exp. Allergy. 2010, v. 40, p. 1422-1430. 
  21. Perez-Gordo M., Cuesta-Herranz J., Maroto A.S., Cases B., Ibanez M.D., Vivanco F., Pastor-Vargas C. Identification of sole parvalbumin as a major allergen: study of crossreactivity between parvalbumins in a Spanish fish-allergic population. Clin. Exp. Allergy. 2011, v. 41, p. 750-758.
  22. Jin C., Hantusch B., Hemmer W, Stadlmann J., Altmann F Affinity of IgE and IgG against cross-reactive carbohydrate determinants on plant and insect glycoproteins. J. Allergy Clin. Immunol. 2008, v. 121, p. 185-190.
  23. Mullins R.J., James H., Platts-Mills TA., Commins S. Rela-tionship between red meat allergy and sensitization to gelatin and galactose-alpha-1,3-galactose. J. Allergy Clin. Immunol. 2012, v. 129, p. 1334-1342. 
  24. Ebo D.G., Bridts C.H., Verweij M.M., De Knop K.J., Ha- gendorens M.M., De Clerck L.S., Stevens WJ. Sensitization profiles in birch pollen-allergic patients with and without oral allergy syndrome to apple: lessons from multiplexed compo-nent-resolved allergy diagnosis. Clin. Exp. Allergy. 2010, v. 40, p. 339-347. 
  25. Hauser M., Roulias A., Ferreira F., Egger M. Panallergens and their impact on the allergic patient. Allergy Asthma Clin. Immunol. 2010, v. 6, p.1. 
  26. Wang J., Lin J., Bardina L. et al. Correlation of IgE/IgG4 milk epitopes and affinity of milk-specific IgE antibodies with different phenotypes of clinical milk allergy. J. Allergy Clin. Immunol. 2010, v. 125, p. 695-702. 
  27. Nicolaou N., Custovic A. Molecular diagnosis of peanut and legume allergy. Curr. Opin. Allergy Clin. Immunol. 2011, v. 11, p. 222-228. 
  28. Zijlstra WT., Flinterman A.E., Soeters L. et al. Parental anxiety before and after food challenges in children with suspected peanut and hazelnut allergy. Pediatr. Allergy Immunol. 2010, v. 21, p. 439-445.
  29. Klemans R.J.B., Otte D., Knol M. et al. The diagnostic value of specific IgE to Ara h 2 to predict peanut allergy in children is comparable to a validated and updated diagnostic prediction model. J. Allergy Clin. Immunol. 2013, v. 131, p. 157-163.
  30. Dang T.D., Tang M., Choo S. et al: Increasing the accuracy of peanut allergy diagnosis by using Ara h 2. J. Allergy Clin. Immunol. 2012, v. 129, p. 1056-1063. 
  31. Lizaso M.T, Garcia B.E., Tabar A.I. et al. Comparison of conventional and component-resolved diagnostics by two dif-ferent methods (Advia-Centaur/Microarray-ISAC) in pollen allergy. Ann. Allergy Asthma Immunol. 2011, v. 107, p. 35-41. 
  32. Constantin C., Quirce S., Poorafshar M. et al. Micro-arrayed wheat seed and grass pollen allergens for component-resolved diagnosis. Allergy. 2009, v. 64, p. 1030-1037.
  33. Mattsson L., Lundgren T, Everberg H. et al. Prostatic kallikrein: a new major dog allergen. J. Allergy Clin. Immunol. 2009, v. 123, p. 362-368. 
  34. Treudler R., Simon J.C. Overview of component resolved diagnostics. Curr. Allergy Asthma Rep. 2013, v. 13, p. 110-117.
  35. Glaumann S., Nopp A., Johansson S.G. et al. Basophil al-lergen threshold sensitivity, CD-sens, IgE-sensitization and DBPCFC in peanutsensitized children. Allergy. 2012, v. 67, p. 242-247.
  36. Vereda A., van Hage M., Ahlstedt S. et al. Peanut allergy: clinical and immunologic differences among patients from 3 different geographic regions. J. Allergy Clin. Immunol. 2011, v. 127, p. 603-607. 
  37. Asarnoj A., Nilsson C., Lidholm J. et al. Peanut component Ara h 8 sensitization and tolerance to peanut. J. Allergy Clin. Immunol. 2012, v. 130, p. 468-472.
  38. Holzhauser T., Wackermann O., Ballmer-Weber B.K et al. Soybean (Glycine max) allergy in Europe: Gly m 5 (beta-cong- lycinin) and Gly m 6 (glycinin) are potential diagnostic markers for severe allergic reactions to soy. J. Allergy Clin. Immunol. 2009, v. 123, p. 452-458. 
  39. Kosma P., Sjolander S., Landgren E. et al. Severe reactions after the intake of soy drink in birch pollen-allergic children sensitized to Gly m 4. Acta Paediatr. 2011, v. 100, p. 305-306. 
  40. Flinterman A.E., Akkerdaas J.H., Knulst A.C. et al. Hazelnut allergy: from pollen-associated mild allergy to severe ana-phylactic reactions. Current opinion in allergy and clinical immunology. 2008, v. 8, p. 261-265. 
  41. Verweij M.M., Hagendorens M.M., De Knop K.J. et al. Young infants with atopic dermatitis can display sensitization to Cor a 9, an 11S legumin-like seed-storage protein from hazelnut (Corylus avellana). Pediatr. Allergy Immunol. 2011, v. 22, p. 196-201.
  42. Masthoff L.J., Mattsson L., Zuidmeer-Jongejan L. et al. Sensitization to Cor a 9 and Cor a 14 is highly specific for a hazelnut allergy with objective symptoms in Dutch children and adults. J. Allergy Clin. Immunol. 2013.
  43. Roux K.H., Teuber S.S., Sathe S.K. Tree nut allergens. Int. Arch. Allergy Immunol. 2003, v. 131, p. 234-244.
  44. Palosuo K., Varjonen E., Kekki O.M. et al. Wheat omega-5 gliadin is a major allergen in children with immediate allergy to ingested wheat. J. Allergy Clin. Immunol. 2001, v. 108, p. 634-638.
  45. Ebisawa M., Shibata R., Sato S. et al. Clinical utility of IgE antibodies to omega-5 gliadin in the diagnosis of wheat aller¬gy: a pediatric multicenter challenge study. Int. Arch. Allergy Immunol. 2012, v. 158, p. 71-76. 
  46. Matsuo H., Dahlstrom J., Tanaka A. et al. Sensitivity and spec-ificity of recombinant omega-5 gliadin-specific IgE measure-ment for the diagnosis of wheat-dependent exercise-induced anaphylaxis. Allergy. 2008, v. 63, p. 233-236. 
  47. Fernandez-Rivas M., Bolhaar S., Gonzalez-Mancebo E. et al. Apple allergy across Europe: how allergen sensitization profiles determine the clinical expression of allergies to plant foods. J. Allergy Clin. Immunol. 2006, v. 118, p. 481-488.
  48. Egger M., Hauser M., Mari A. et al. The role of lipid transfer proteins in allergic diseases. Curr. Allergy Asthma Rep. 2010, v. 10, p. 326-335.
  49. Pascal M., Munoz-Cano R., Reina Z. et al. Lipid transfer protein syndrome: clinical pattern, cofactor effect and profile of molecular sensitization to plant-foods and pollens. Clin. Exp. Allergy. 2012, v. 42, p. 1529-1539.
  50. Romano A., Scala E., Rumi G. et al. Lipid transfer proteins: the most frequent sensitizer in Italian subjects with food-de¬pendent exercise-induced anaphylaxis. Clin. Exp. Allergy. 2012, v. 42, p. 1643-1653.
  51. Caubet J.C., Kondo Y., Urisu A., Nowak-Wegrzyn A. Molecu¬lar diagnosis of egg allergy. Curr. Opin. Allergy Clin. Immunol. 2011, v. 11, p. 210-215.
  52. Caubet J.C., Nowak-Wegrzyn A., Moshier E. et al. Utility of casein-specific IgE levels in predicting reactivity to baked milk. J. Allergy Clin. Immunol. 2013, v. 131, p. 222-224.
  53. Bugajska-Schretter A., Elfman L., Fuchs T et al. Parvalbumin, a cross-reactive fish allergen, contains IgE-binding epitopes sensitive to periodate treatment and Ca2+ depletion. J. Allergy Clin. Immunol. 1998, v. 101, p. 67-74. 
  54. Van Do T, Hordvik I., Endresen C., Elsayed S. Characteriza-tion of parvalbumin, the major allergen in Alaska pollack, and comparison with codfish Allergen M. Mol. Immunol. 2005, v. 42, p. 345-353.
  55. Torres Borrego J., Martinez Cuevas J.F., Tejero Garcia J. Cross reactivity between fish and shellfish. Allergol. Immunopathol (Madr.). 2003, v. 31, p. 146-151.
  56. Seiki K., Oda H., Yoshioka H. et al. A reliable and sensitive immunoassay for the determination of crustacean protein in processed foods. J. Agric. Food Chem. 2007, v. 55, p. 9345-9350.
  57. Leung N.Y., Wai C.Y., Shu S. et al. Current immunological and molecular biological perspectives on seafood allergy: a comprehensive review. Clin. Rev. Allergy Immunol. 2012. 
  58. Commins S.P., Satinover S.M., Hosen J. et al. Delayed ana-phylaxis, angioedema, or urticaria after consumption of red meat in patients with IgE antibodies specific for galactose-al- pha-1,3-galactose. J. Allergy Clin. Immunol. 2009, v. 123, p. 426-433. 
  59. Gronlund H., Adedoyin J., Commins S.P. et al. The carbo-hydrate galactose-alpha-1,3-galactose is a major IgE-binding epitope on cat IgA. J. Allergy Clin. Immunol. 2009, v. 123, p. 1189-1191. 
  60. Hamsten C., Starkhammar M., Tran T.A. et al. Identification of galactose-alpha-1,3-galactose in the gastrointestinal tract of the tick Ixodes ricinus; possible relationship with red meat allergy. Allergy. 2013. 
  61. Commins S.P, James H.R., Kelly L.A. et al. The relevance of tick bites to the production of IgE antibodies to the mammalian oligosaccharide galactose-alpha-1,3-galactose. J. Allergy Clin. Immunol. 2011, v. 127, p.1286-1293. e1286. 
  62. Arkestal K., Sibanda E., Thors C. et al. Impaired allergy di-agnostics among parasite-infected patients caused by IgE an-tibodies to the carbohydrate epitope galactose-[alpha]1,3-ga- lactose. J. Allergy Clin. Immunol. 2011, v. 127, p. 1024-1028.
  63. Chung C.H., Mirakhur B., Chan E. et al. Cetuximab-induced anaphylaxis and IgE specific for galactosealpha-1,3-galactose. N. Engl. J. Med. 2008, v. 358, p. 1109-1117. 
  64. Vicente-Serrano J., Caballero M.L., Rodriguez-Perez R. et al. Sensitization to serum albumins in children allergic to cow’s milk and epithelia. Pediatr. Allergy Immunol. 2007, v. 18, p. 503-507. 
  65. Gronlund H., Adedoyin J., Reininger R. et al. Higher immu-noglobulin E antibody levels to recombinant Fel d 1 in cat-al-lergic children with asthma compared with rhinoconjunctivitis. Clin. Exp. Allergy. 2008, v. 38, p. 1275-1281. 
  66. Nordlund B., Konradsen J.R., Kull I. et al. IgE antibodies to animal-derived lipocalin, kallikrein and secretoglobin are markers of bronchial inflammation in severe childhood asth¬ma. Allergy. 2012, v. 67, p. 661-669.
  67. Barber D., de la Torre F., Feo F. et al. Understanding patient sensitization profiles in complex pollen areas: a molecular epidemiological study. Allergy. 2008, v. 63, p. 1550-1558. 
  68. Bronnert M., Mancini J., Birnbaum J. et al. Component-re-solved diagnosis with commercially available D. pteronyssinus Der p 1, Der p 2 and Der p 10: relevant markers for house dust mite allergy. Clin. Exp. Allergy. 2012, v. 42, p. 1406-1415.
  69. Resch Y., Weghofer M., Seiberler S. et al. Molecular character-ization of Der p 10: a diagnostic marker for broad sensitization in house dust mite allergy. Clinical & Experimental Allergy 2011, v. 41, p. 1468-1477.
  70. Lopata A.L., Lehrer S.B. New insights into seafood allergy Current opinion in allergy and clinical immunology. 2009, v. 9, p. 270-277.
  71. Kurup V.P., Banerjee B., Hemmann S. et al. Selected recom-binant Aspergillus fumigatus allergens bind specifically to IgE in ABPA. Clin. Exp. Allergy. 2000, v. 30, p. 988-993.
  72. Casaulta C., Fluckiger S., Crameri R. et al. Time course of antibody response to recombinant Aspergillus fumigatus anti-gens in cystic fibrosis with and without ABPA. Pediatr. Allergy Immunol. 2005, v. 16, p. 217-225.
  73. Lee M.F., Song P.P., Hwang G.Y. et al. Sensitization to Per a 2 of the American cockroach correlates with more clinical se-verity among airway allergic patients in Taiwan. Ann. Allergy Asthma Immunol. 2012, v. 108, p. 243-248.
  74. Ott H., Schroder C., Raulf-Heimsoth M. et al. Microarrays of recombinant Hevea brasiliensis proteins: a novel tool for the component-resolved diagnosis of natural rubber latex allergy. J. Investig Allergol Clin. Immunol. 2010, v. 20, p. 129-138.
  75. Ebo D.G., Hagendorens M.M., De Knop K.J. et al. Compo-nent-resolved diagnosis from latex allergy by microarray. Clin. Exp. Allergy. 2010, v. 40, p. 348-358.
  76. Sanchez-Monge R., Blanco C., Lopez-Torrejon G. et al. Differential allergen sensitization patterns in chestnut allergy with or without associated latex-fruit syndrome. J. Allergy Clin. Immunol. 2006, v. 118, p. 705-710.
  77. Bousquet J., Lockey R., Malling H.J. et al. Allergen immuno-therapy: therapeutic vaccines for allergic diseases. Ann. Allergy Asthma Immunol. 1998, v. 81, p. 401-405.
  78. Canonica G.W., Bousquet J., Casale T. et al. Sub-lingual im-munotherapy: world allergy organization position paper 2009. Allergy. 2009, v. 64 (Suppl. 91), p. 1-59. 
  79. Jutel M., Akdis C.A. Immunological mechanisms of aller¬gen-specific immunotherapy. Allergy. 2011, v. 66, p. 725-732.
  80. Bousquet J., Khaltaev N., Cruz A.A. et al. Allergic rhinitis and its impact on asthma (ARIA) 2008 update (in collaboration with the world health organization, GA2LEN and AllerGen). Allergy. 2008, v. 63 (Suppl. 86), p. 8-160. 
  81. Ciprandi G., Alesina R., Ariano R. et al. Characteristics of patients with allergic polysensitization: the POLISMAIL study Eur. Ann. Allergy Clin. Immunol. 2008, v. 40, p. 77-83.
  82. Marogna M., Massolo A., Berra D. et al. The type of sensitizing allergen can affect the evolution of respiratory allergy. Allergy. 2006, v. 61, p. 1209-1215. 
  83. Cox L., Jacobsen L. Comparison of allergen immunotherapy practice patterns in the United States and Europe. Ann. Allergy Asthma Immunol. 2009, v. 103, p. 451-459.
  84. Cox L., Nelson H., Lockey R. et al. Allergen immunotherapy: a practice parameter third update. J. Allergy Clin. Immunol. 2011, v. 127, p. 1-55.
  85. Nelson H.S. Specific immunotherapy with allergen mixes: what is the evidence? Curr. Opin. Allergy Clin. Immunol. 2009, v. 9, p. 549-553.
  86. Weber R.W Cross-reactivity of pollen allergens: impact on allergen immunotherapy. Ann. Allergy Asthma Immunol. 2007, v. 99, p. 203-211.
  87. Santos A., Van Ree R. Profilins: mimickers ofallergy or relevant allergens? Int. Arch. Allergy Immunol. 2011, v. 155, p. 191-204.
  88. Valenta R., Twaroch T, Swoboda I. Component-resolved diagnosis to optimize allergen-specific immunotherapy in the Mediterranean area. Journal of investigational allergology & clinical immunology. 2007, v. 17 (Suppl. 1), p. 36-40.
  89. Focke M., Marth K., Flicker S., Valenta R. Heterogeneity of commercial timothy grass pollen extracts. Clin. Exp. Allergy. 2008, v. 38, p. 1400-1408. 
  90. Focke M., Marth K., Valenta R. Molecular composition and biological activity of commercial birch pollen allergen extracts. Eur. J. Clin. Invest. 2009, v. 39, p. 429-436. 
  91. Schmid-Grendelmeier P. Recombinant allergens. For routine use or still only science? Hautarzt. 2010, v. 61, p. 946-953.
  92. Jutel M., Jaeger L., Suck R. et al. Allergen-specific immuno-therapy with recombinant grass pollen allergens. Journal of Allergy & Clinical Immunology. 2005, v. 116, p. 608-613.
  93. Pauli G., Larsen TH., Rak S. et al. Efficacy of recombinant birch pollen vaccine for the treatment ofbirch-allergic rhinoconjunc- tivitis. J. Allergy Clin. Immunol. 2008, v. 122, p. 951-960. 
  94. Cromwell O., Hafner D., Nandy A. Recombinant allergens for specific immunotherapy. J. Allergy Clin. Immunol. 2011, v. 127, p. 865-872.
  95. Hiller R., Laffer S., Harwanegg C. et al. Microarrayed aller¬gen molecules: diagnostic gatekeepers for allergy treatment. FASEB J. 2002, v. 16, p. 414-416.
  96. Melioli G., Bonifazi F., Bonini S. et al. The ImmunoCAP ISAC molecular allergology approach in adult multi-sensitized Italian patients with respiratory symptoms. Clin. Biochem. 2011, v. 44, p. 1005-1011.
  97. Gadisseur R., Chapelle J.P, Cavalier E. A new tool in the field of in-vitro diagnosis of allergy: preliminary results in the comparison of ImmunoCAP(c) 250 with the ImmunoCAP(c) ISAC. Clin. Chem. Lab. Med. 2011, v. 49, p. 277-280.
  98. Wohrl S., Vigl K., Zehetmayer S. et al. The performance of a component-based allergen-microarray in clinical practice. Allergy. 2006, v. 61, p. 633-639. 
  99. Jahn-Schmid B., Harwanegg C., Hiller R. et al. Allergen microarray: comparison of microarray using recombinant allergens with conventional diagnostic methods to detect al-lergen-specific serum immunoglobulin E. Clin. Exp. Allergy. 2003, v. 33, p. 1443-1449. 
  100. Cabrera-Freitag P, Goikoetxea M.J., Beorlegui C. et al. Can component-based microarray replace fluorescent enzimoim- munoassay in the diagnosis of grass and cypress pollen allergy? Clinical & Experimental Allergy. 2011, v. 41, p. 1440-1446. 
  101. Cabrera-Freitag P., Goikoetxea M.J., Gamboa P.M. et al. A study of the variability of the in vitro component-based microarray ISAC CDR 103 technique. J. Investig. Allergol. Clin. Immunol. 2011, v. 21, p. 414-415.
  102. Twaroch T Carrier-bound Alt a 1 peptides without allergenic activity for vaccination against Alternaria alternata allergy. Clin. Exp. All. 2012, v. 42, p. 966-975.
  103. Balboni I., Limb C., Tenenbaum J.D., Utz PJ. Evaluation of microarray surfaces and arraying parameters for autoantibody profiling. Proteomics. 2008, v. 8, p. 3443-3449.
  104. Melioli G., Marcomini L., Agazzi A. et al. The IgE repertoire in children and adolescents resolved at component level: A cross-sectional study. Pediatr. Allergy Immunol. 2012, v. 23, p. 433-440.
  105. Hatzler L., Panetta V., Lau S. et al. Molecular spreading and predictive value of preclinical IgE response to Phleum pratense in children with hay fever. J. Allergy Clin. Immunol. 2012, v. 130, p. 894-901. e895. 
  106. Onell A., Hjalle L., Borres M.P Exploring the temporal de-velopment of childhood IgE profiles to allergen components. Clin. Transl. Allergy. 2012, v. 2, p. 24.
  107. Gassner M., Gehrig R., Schmid-Grendelmeier P Hay Fever as a Christmas Gift. N. Engl. J. Med. 2013, v. 368, p. 393-394.
  108. Walsh J., O’Flynn N. Diagnosis and assessment of food allergy in children and young people in primary care and community settings: NICE clinical guideline. CG116 Food allergy in children appendix 3 — health economics, appendix 3.1 - IgE-mediated food allergy — cost effectiveness analysis. Br. J. Gen. Pract. 2011, v. 61, p. 473-475. Published online 23 february 2011: http://guidance.Nice.org.uk/CG116/ guidance/appendices/3/pdf/english.
Loading...
up